«ВИРТУАЛЬНАЯ РОДИНА» В ПРЕДСТАВЛЕНИИ МИГРАНТОВ ИЗ СТРАН ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Blog by admin
Автор: Бычкова М.Н., старший преподаватель кафедры социальных коммуникаций Томского государственного университета.

Статья основывается на материалах исследования «Виртуальная этнонациональная идентичность мигранта в зеркале российских социальных сетей», выполняемого при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект № 15-03-00300(а), 2015.

Фигура мигранта XXI века все более видоизменяется под воздействием тотальной глобализации, серьезной экспансии информационно-коммуникативных технологий, решительного пересмотра геополитической ситуации практически во всех частях света. Современный «connected migran»[2] все чаще демонстрирует двойственный характер своего проявления как офф-, так и онлайн. С одной стороны, он пытается как можно основательней погрузиться в новую для себя среду обитания, перенять существующие в чужой стране правила и ритуалы, освоить наиболее распространенные на данной территории подходы к выстраиванию образовательных и карьерных траекторий и т.д. С другой – сохраняет в актуальном состоянии родственные и дружеские связи, сформированные на родине, формирует индивидуальную информационно-коммуникативную среду своего обитания на чужбине, включающую постоянные потоки новостей, обсуждений важнейших событий и знаковых изменений, циркулирующие в социальных медиа, возникающие в офф-лайн сообществах соотечественников в другой стране.

Представляется весьма интересным анализ образа «виртуальной родины», который формируется «connected migrant» в Интернет-комьюнити, создаваемых им, когда он живет за пределами своей отчизны. В настоящем исследовании представлена попытка описать символы, риторические и нарративные приемы предписания и воспроизводства этнонациональной идентичности в коммуникативном пространстве Рунета, используемые современными мигрантами – выходцами из стран Центральной Азии. В этом контексте видится весьма интересной предлагаемая российским исследователем Сергеем Абашевым модель транснационализма[3]. В нашем случае, представители диаспор Кыргыстана, Таджикистана, Узбекистана и Казахстана при осуществлении весьма разнообразных вариантах устройства своей судьбы в России (от получения временного заработка до оформления на постоянное место жительства вместе с многочисленными представителями семейного клана) не подвергают сомнению свою национальную этноидентичность, сохраняют верность теме «возвращения к истокам». Ностальгия и патриотизм, неразрывная ментальная и эмоциональная связь с родной землей, — данная установка прослеживается в содержании вербального и визуального наполнения мигрантами новостных лент, страниц этногрупп в социальных медиа.

Символическое содержание контента этнонациональных сообществ кыргызов, таджиков, узбеков и казахов в русскоязычных социальных сетях формируется достаточно последовательно практически всеми акторами этих виртуальных комьюнити: изображение государственных символов, знаковых мест страны (городов, зданий и сооружений), элементов национальной одежды, блюд национальной кухни и т.д., — представлены на площадках всех вышеупомянутых национальностей в различных социальных медиа весьма широко.


Рис. 1. Примеры использование символов родины в создании контента в виртуальных этносообществах

Вот как сами члены этих национальных диаспор комментируют формирование такого контента в виртуальных этнособществах (сохранена стилистика респондентов). Памирец, 19 лет: «Больше всего в социальных сетях встречаю горы, национальные блюда. Девушки в национальных одеждах часто встречаются в постах». Памирец, 20 лет: «Очень люблю фото с родными пейзажами… Национальная кухня тоже привлекает». Захар, 21 год: «Я вхожу в несколько групп, где восхваляют Таджикистан, где самое красивое о Таджикистане, самое хорошее, где достижения какие-то выкладывают. Например, говорят, у нас богатая кухня, потому что наши мастерицы хорошо готовят».

Особым символом для большинства респондентов является красота родной природы. Али, 20 лет: «…символы Кыргызстана — самые высокие горы, горные хребты, когда возле этого хребта течет река, рядом юрта и там скачет конь, и там сидят пьют кумыс, рядом читают «Манас» — самый большой эпос в мире». Аброн, 23 года: «Таджикистан — это рай на земле, там мой край родной, страна высокогорных долин и красивых цветов». Хуан, 21 год: «Узбекистан для меня это частичка рая на земле, там прекрасные сады, реки, виноградные поля, хлопок, пшеница»; Варджан, 20 лет: «Казахстан это солнечная страна… Это солнце, земля, люди, фрукты…».


Рис. 2. Примеры использование природных красот в создании контента в виртуальных этносообществах

Не уступающей по популярности темой постов, комментариев и фотографий в комьюнити кыргызов, таджиков узбеков и казахов в различных социальных сетях является гордость за представителей своего народа: от древних философов, врачей и поэтов, до представителей современных политических, художественных и спортивных элит. Аброн, 23 года: «Могу четыре строчки прочесть — четверостишье нашего великого классика, основателя нашей таджикской классической литературы — Рудаки:
«На мир взгляни разумным оком,
Не так, как прежде ты глядел.
Мир — это море. Плыть желаешь?
Построй корабль из добрых дел».


Таджичка, 20 лет: «С удовольствием читаю стихи Фируза Бойназарова (современный поэт, музыкант). Также нравится Лидуш Хабиб»; Хуан, 21 год: «Узбекистан – это страна, имеющая очень богатую историю, я думаю, этим можно гордиться…Алишер Навои – всемирно-известный поэт, философ. Бабур – хороший правитель, первый в мире построивший обсерваторию, в которой наблюдали за звездами».


Рис. 3. Примеры демонстрации гордости за представителей своего народа при создании контента в виртуальных этносообществах

Еще одним предметом активного обсуждения, перепостов и лайков на страницах виртуальных комьюнити мигрантов из Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана и Казахстана являются факты исторического прошлого родины, значимые деяния в области военных завоеваний, научных открытий, художественных свершений, — их количество преобладает в общем объеме контента. Это верифицируется и данными опроса участников мигрантских сообществ Рунета, касающегося оценки их ассоциативного восприятия своей родины.


Рис. 4. Диаграмма процентного распределения ответов мигрантов стран Центральной Азии на вопрос: «Что у Вас ассоциируется, связывается в сознании, с родной страной и национальным, с Родиной?»

Рис. 5. Примеры использования фактов исторического прошлого родины при создании контента в виртуальных этносообществах

Очень четко прослеживается «советская» тематика в контент-менеджменте страниц в социальных медиа представителей мигрантов из стран Центральной Азии: практически 90% респондентов, участвующих в фокус-группе, в анонимном опросе, в нарративных интервью четко указали на важность для них связи образа своей родины с ее прошлым, уходящем в эпоху СССР. Шахноза, 24 года: «Дружба народов – это хорошо. Мама много рассказывает хорошего о тех временах, что были сплоченность и единство. Я всегда за положительные отношения, за взаимопомощь и любовь. Я родилась в 1992 году, поэтому сама ничего этого, можно сказать, не застала. Не разделяю мнение, что Россия ущемляла другие страны. Я знаю, много родных и знакомых говорили, что во время СССР именно Россия принесла в Узбекистан свет, образование, рабочие места создала с постройкой заводов и т.д. Я считаю, что страны в то время действительно дружили, но не отрицаю тот факт, что Россия в чем-то была как руководитель. Но разве это плохо? Даже в любой компании друзей есть активист, «голова». Это нормально». Памирец, 19 лет: «Я сам не жил в советское время, но считаю, что хорошо, что народы дружили. Вот и во Вторую мировую войну все вместе воевали, не только Россия. Отец много рассказывал про советские времена хорошего: была работа, цены были низкие».


Рис. 6. Примеры использования темы общего советского прошлого в формировании контента в виртуальных этносообществах

Среди характерных черт контента виртуальных этносообществ кыргызов, таджиков, узбеков и казахов в русскоязычных социальных медиа прослеживается и юмористическая составляющая. Прежде всего, здесь представлены мемы[4], демотиваторы [5], созданные по поводу актуальных событий в политической, социально-экономической сферах жизнедеятельности общества (как в России, так и на родине); «вечных» проблем бытия; популярных персон шоу-бизнеса, спорта и т.д. Встречаются и примеры самоиронии по поводу роли и места родины в геополитическом раскладе сил, особенностей национального характера и т.п.


Рис. 7. Диаграмма процентного распределения ответов мигрантов стран Центральной Азии на вопрос: «Как Вы относитесь к юмористическим, самоироническим постам (типа «Узбекистан – это просто наш офис, а родина – это весь мир»)? Интересно и смешно ли подобное содержание для Вас?»

Рис. 8. Примеры использования юмора и самоиронии в формировании контента в виртуальных этносообществах

Безотносительно к тематике создаваемого контента, направленного на формирование образа родины, на всех Интернет-площадках этногрупп мигрантов из стран Центральной Азии господствует стремление к визуализации любого повода для сообщения: от политической новости с отчизны до предложения о трудоустройстве соотечественников, от пожелания всем доброго дня до поиска попутчика для поездки на родину. В данном случае мы видим свидетельство проявления общей тенденции, характерной для контент-менеджмента в новых медиа: визуальная коммуникация[6] сегодня, как справедливо отмечает российский исследователь Наталья Юстина, становится мощным ментальным ресурсом социальных изменений, их интерпретаций и оценок. Визуальную коммуникацию можно использовать как способ общения с помощью невербальных знаков, а именно наглядных образов и изображений, замещающих слова. Подобно словам, они могут активизировать и регулировать человеческое поведение и сознание, но в отличие от слов обладают большей контагиозностью («заразительностью»). Таким образом, современные информационно-коммуникативные технологии, в том числе Интернет, серьезным образом способствуют тому, что визуальная коммуникация все более обособляется, развивается, серьезным образом доминирует в создании уникального контента. Содержание Интернет-площадок этносообществ кыргызов, таджиков, узбеков и казахов в русскоязычных социальных медиа, в этом смысле, не исключение.

Фотографии, рисунки, фотоколлажи, графические символы, инфографика, видео активно используются в наполнении страниц этнособществ мигрантов из стран Центральной Азии в социальных сетях. Образы девушек в национальных одеждах; блюда национальной кухни; красоты природы; встречи друзей в России и на родине; традиции празднования национальных, семейных дат; портреты политических лидеров, героев спорта, звезд шоу-бизнеса; фотохроники путешествий по знаковым местам родины, популярным зарубежным туристическим маршрутам, национальное кино и образцы музыкального искусства, — визуализация контента разнообразна, ярка, занимает ведущее место в наполнении страниц виртуальных этнокомьюнити кыргызов, таджиков, узбеков и казахов в Рунете, посвященных родине.


Рис. 9. Примеры использования образов девушек в национальных костюмах при создании контента в виртуальных этносообществах

Количественные исследования, осуществленные в нашем проекте, наглядно доказывают это.


Рис. 10. Диаграмма процентного распределения ответов мигрантов стран Центральной Азии на вопрос: «Какие символы национального Вы встречали в своих этнических виртуальных группах наиболее часто?»

Итак, образ родины в виртуальных сообществах мигрантов из стран Центральной Азии формируется, преимущественно, через обсуждение тем общего советского прошлого и выдающихся исторических свершений своего народа; популяризации знаковых персон – представителей нации и красот родной страны; юмористических комментариев и самоиронии по поводу особенностей национального характера, роли страны в международном пространстве и т.п. При этом явной доминантой выступает визуальный способ подачи информации, включающей частое использование символических кодов (флаг, национальная одежда и кухня, значимые здания и памятники, и т.п.).

[2] Dana Diminescu. The connected migrant: an epistemological manifesto / Social Science Information Published by: SAGE, 2008. Available at: ssi.sagepub.com/content/47/4/565/ (accessed 30.10.2016).
[3] Абашин С. Транснациональные аспекты миграции из Центральной Азии в Россию / Восток на Востоке, в России и на Западе: трансграничные миграции и диаспоры / Автор проекта, науч. и литератур. ред. Сергей Панарин. — СПб.: Нестор-История, 2016. — 304 с., с. 174.
[4] Мем (англ. meme) – медиа-вирус, культурный репликатор
[5] Демотиватор – медиа-вирус, прямоугольный постер анти-агитационного характера, с обязательным черным паспорту
[6] Юстина Н. Влияние визуальной коммуникации на идентификацию в современном российском обществе [Электронный ресурс] URL: /www.dissercat.com/content/vliyanie-vizualnoi-kommunikatsii-na-identifikatsiyu-v-sovremennom-rossiiskom-obshchestve#ixzz4SvyOddeD (Дата обращения 15.12.2016.).
  • 0
  • 0

(0) (0) ()

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.