«МЕСТО ВСТРЕЧИ» ОТКЛЮЧИТЬ НЕЛЬЗЯ: ПОКОЛЕНИЕ "Y" В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

Blog by admin
Авторы: Носова С.С., старший преподаватель кафедры социальных коммуникаций Томского государственного университета
Кужелева-Саган И.П., заведующая кафедрой социальных коммуникаций
Томского государственного университета, д. филос. н.

Статья основывается на материалах исследования «От симпатии к лайкингу, от любви к вирту, от дружбы к френдингу, от вражды к троллингу, от приверженности к фолловингу: региональный аспект трансформации фреймов межличностной коммуникации в виртуальном пространстве социальных сетей (на материале анализа коммуникаций нового сетевого поколения студенческой молодежи г. Томска) выполняемом при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект № 16-13-70004, 2016.

Развитие Интернета и современных средств электронной коммуникации, доступность и распространенность социальных сетей, простота использования социальных платформ и обеспечиваемые ими возможности для самовыражения делают социальные сети чрезвычайно привлекательными для современной молодежи. Растущая популярность и возрастающее многообразие площадок для коммуникации в Интернет имеют как позитивные, так и негативные последствия для молодых людей и всего общества в целом. Цель данной статьи – выявить особенности коммуникации представителей поколения «Y» в социальных сетях, исходя из их обобщенного социально-психологического профиля (созданного на основе анализа работ современных зарубежных ученых) и результатов собственного микросоциологического исследования.

«Игреки» или «сетевое поколение» — это молодые люди, рожденные с 1981 по 2000 годы. Они росли и взрослели в период бурного развития технологий и перехода в новую сетевую информационно-коммуникативную эру. Большинству из них Интернет знаком с детского возраста, а подростковый период связан с появлением социальных сетей и организацией коммуникации с окружающим миром абсолютно новым, ранее неизвестным, способом. По последним данным сервисного рейтинга «Zonk», в наиболее популярной российской социальной сети «ВКонтакте» на сегодняшний день зарегистрировано 70 млн. человек. Платформа «Brand Analytics» опубликовала в январе 2016 года данные по ежемесячной аудитории и возрасту пользователей сетей[2]. Согласно этому исследованию, в ноябре 2015 года сеть «ВКонтакте» посетили 46,6 млн. чело-век. 64,4% из них – пользователи в возрасте от 18 до 34 лет. Учитывая, что население России, согласно пере-писи 2010 года, составляет 143 млн. человек, можно предположить, что социальными сетями сегодня пользуется практически каждый молодой человек, имеющий доступ в Интернет.

Не погружаясь в проблему глубоко, можно было бы представить, что новые технологии и Интернет сделали молодых людей более информированными, хорошо образованными и открытыми новым знаниям. Однако исследования социально-психологических характеристик «игреков» и последствий, к которым привело их постоянное погружение в «онлайн» среду и, в том числе, в социальные сети, дают неоднозначную оценку си-туации и противоречивые прогнозы на будущее. К чему приведет постоянная «подключенность» к Сети? К дальнейшему «расширению органов чувств» (М. Маклюэн), увеличению круга общения и появлению трансфессионалов? Или к возрастанию количества «нарциссов», «одиночеству в Интернет» и сужению кругозора до размера аккаунта в социальной сети?

Для того, чтобы не только поставить вопросы, но и попытаться найти ответы на них, необходимо изучить, какие предпосылки для тех или иных последствий существуют, исходя из социально-психологических осо-бенностей молодых людей и их поведения в социальных сетях.

Одними из первых изучать молодежь в контексте сетевого информационно-коммуникативного общества стали Дон Тэпскотт[3] и Марк Пренски[4]. Опираясь на «теорию поколений» («generational theory») Нейла Хоува и Вильяма Штрауса[5], они не только дали новое определение поколению «Миллениум», назвав его «сетевым поколением» («NET- Generation» или «Generation-N»), но и акцентировали внимание на отношении этой группы молодых людей к новым информационно-коммуникативным технологиям. Представители «сетевого поколения» это люди, рожденные после 1981 года, основной отличительной характеристикой которых является высокая вовлеченность в использование цифровых технологий.

В своей книге «Расти в цифровую эпоху: появление сетевого поколения», вышедшей в 1990 году, Тэпскотт представил профиль «сетевого поколения», которое составляло на тот момент около 30% от всего населения США. Молодые люди в возрасте до 20 лет прекрасно разбирались в компьютерных программах, Интернет-технологиях, видеоиграх, не нуждаясь в дополнительном обучении и руководствах к эксплуатации. Отличия в религиозных убеждениях, культурных традициях и этнической принадлежности не мешали им стать представителями некой общей «N-Gen»-культуры, сформированной под влиянием схожих политических, экономических и социальных обстоятельств и проблем. Одним из выводов, к которым пришел Тэпскотт, является пред-положение о том, что молодые люди активно вовлекаются в Интернет-коммуникацию именно для того, чтобы отвлечься от тревог и страхов, формирующихся под воздействием внешних факторов. В целом, можно сказать, что Тэпскотт положил начало активному обсуждению и дальнейшему изучению «сетевого поколения» в условиях развивающихся Интернет-технологий и сетевого информационно-коммуникативного общества.

В 2008 году автор книги «Самое тупое поколение: как электронная эпоха создает поколение глупых американцев и подвергает опасности наше будущее» Марк Бауэрлейн[6] представил свое видение того, как информационные технологии влияют на социально-психологические характеристики «сетевого поколения». С точки зрения Бауэрлейна, количество информации, которой обеспечивает Сеть, не делает молодежь более образованной, знающей и т.д. Молодые люди стали хуже писать, меньше читать, их общий кругозор стал сжиматься. Интернет, который предположительно должен был расширить границы интеллектуальных возможностей пользователей, превратил их в «узников» собственных социальных кругов. Сеть предоставила возможность выхода в мир без необходимости пытаться познавать его в режиме «оффлайн». Интеракция с окружающей средой чаще всего ограничивается перепостами контента (текстов, изображений, видео) в среде пиров – «друзей» в социальных сетях.

В том же 2008 году журнал «Atlantic Magazine» публикует статью «Делает ли Гугл нас тупее? (Что Интер-нет делает с нашими мозгами)» американца Николаса Карра[7] который описывает изменения своего собственного мышления под воздействием Интернета и сетевых технологий. Он приходит к выводу, что даже зрелый человек сегодня вынужден заставлять себя концентрировать внимание на относительно длинном тексте, чтобы дочитать его до конца. У подростков возникают еще большие проблемы, так как они почти всегда подключены к Интернету, постоянно отвлекаются на электронную почту, социальные сети и сообщения. Это приводит к образованию абсолютно новых типов нейронных связей в их мозге, препятствующих линейному чтению и глубокому пониманию текстов. Представители «сетевого поколения» испытывают усталость от чтения, страдают дислексией и частичной или полной дисграфией. Тезисы этой статьи Н. Карр развил в своей книге «Пустышки: что Интернет делает с нашим мозгом», номинированной в 2011 году на Пулитцеровскую премию.

В том же 2008 году в свет вышла еще одна книга Дона Тэпскотта «Вырасти в цифровую эпоху: как сетевое поколение изменяет твой мир»[8]. В ней автор пытается понять, какие изменения происходят с повзрослевшим на десять лет «сетевым поколением» в условиях развития Интернета и появления новых средств и способов электронной коммуникации. Среди ценностей, присущих молодежи и выделяемых Тэпскоттом, важными для исследования поведения молодых людей в социальных сетях можно считать следующие:
— «свободу» (представители «сетевого поколения» ожидают свободы выбора и разнообразия во всех сферах жизни);
— «персональные настройки» (предпочтение индивидуального стиля во всем);
— «контроль над информацией» (потоки информации контролируются, пользователи Сети выбирают объекты своего внимания);
— «кооперацию» (Интернет позволяет превратить любую деятельность в сотворчество);
— «удовольствие и развлечение» (молодые люди хотят получать доступ к развлечениям всегда и везде);
— «скорость» (Интернет делает доступным ответ на любой вопрос, помогает решать проблему «здесь и сейчас»).

Интересное наблюдение представила в своей книге «Электронное поколение: политика, коммерция и детство в эпоху Интернета» американский профессор Кэтрин Монтгомери[9]. Она рассмотрела проблемы вторжения цифровых технологий в повседневную жизнь детей и подростков и пришла к выводу, что если раньше отражением внутреннего «я» тинэйджеров являлись их комнаты с плакатами кумиров, дневниками и ящиками столов, то теперь их мысли, переживания, предпочтения и эмоции представлены в Интернете на страницах социальных сетей.

Книга Джона Пэлфри и Урса Гассера «Дети цифровой эпохи» раскрыла точку зрения авторов на формиро-вание идентичности представителей «сетевого поколения» и их изменяющиеся личностные взаимоотношения[10]. Молодые люди сегодня легко завязывают знакомства, но сетевая дружба быстротечна и непрочна. Непринужденность, с которой пользователи делятся информацией о себе, приводит к опасным последствиям, о которых они даже не задумываются. «Цифровое племя» верит, что может управлять информацией, с легкостью «креативит», все дальше уходя от творчества. Только один из четырёх пользователей занимается созданием нового контента, а не перепостом и преобразованием уже существующего. Еще одна опасность – это количество информации, против которого мозг, не справляясь, ставит барьеры. Как следствие – рассеивание внимания и атрофирование клеток мозга, отвечающих за аналитико-синтезирующие мыслительные процессы.

В 2012 году американский психолог Джен Мэг опубликовала книгу «Важные годы. Почему не стоит откладывать жизнь на потом»[11]. И хотя в ней нет подробного обращения к теме цифровых технологий и их влияния на жизнь молодых людей, характер проблем, с которыми сталкиваются пациенты автора в возрасте от 20 до 30 лет, можно объяснить, среди прочего, влиянием Интернета. Доктор Мэг описывает главные проблемы молодых людей, которыми являются чувства неопределенности и тревоги. Они касаются всех сфер жизни: от личной до профессиональной. Чтобы снизить порог своей чувствительности, молодежь обращается к универ-сальному лекарству или «опиуму» XXI столетия — развлечениям, предоставляемым в неограниченном количестве Сетью.

Привлекательность и популярность социальных сетей можно объяснить еще и с позиции концепции «силы слабых связей» профессора социологии Стэндфордского университета Марка Грановеттера. Еще в 1973 году он провел одно из самых масштабных исследований, посвященных выявлению фактора успешного поиска людьми новой работы.[12] Его респондентами стали жители пригорода Бостона, некоторое время назад сменившие место своего трудоустройства. Вопреки предположениям о помощи близких друзей и членов семьи в поиске работы, оказалось, что самую большую помощь в этом деле оказали люди, с которыми участники опроса виделись крайне редко. Результаты исследования были опубликованы под названием «The Strength of Weak Ties» («Сила слабых связей»). Слабыми связями автор называет отношения с людьми, не относящимися к близкому кругу общения: это коллеги, соседи, бывшие работодатели, учителя и т.д. Поскольку такие люди не входят в замкнутый кластер близкого круга общения, именно они приносят новую информацию, новый опыт и знакомства. Более того, информация передается по слабым связям быстрее, так как с этими людьми существует меньше общих контактов. Слабые связи можно сравнить с мостом, конец которого не виден, и не-понятно, куда он может привести. Социальные сети являются идеальным механизмом формирования слабых связей.

Итак, почему молодые люди уходят в социальные сети? Неконтролируемые потоки информации из раз-личных источников, сложная геополитическая обстановка, регулярные экономические кризисы и равнодушие со стороны старшего поколения в лучшем случае вызывают у молодых раздражение, неуверенность и чувство незащищенности; в худшем – стойкую депрессию и склонность к асоциальному поведению. Нежелающие с этим мириться ищут способы выхода в другую реальность, помогающую забыть о проблемах. В конце 90-х – и самом начале 2000-х годов таким иным – виртуальным — миром были компьютерные игры и электронные симуляторы реальности. Примерно с 2004 года[13] у них появилась альтернатива – социальные сети. Этот способ ухода от проблем был не столь радикальным и «искусственным», и в этом было его преимущество.

По сути, аккаунт в социальной сети является созданным самим пользователем социальным «миром», в ко-тором он может менять настройки, визуальный и текстовый контент по своему желанию. Это мир, в котором нет места информации, представляющейся ненужной или, тем более, раздражающей или опасной. Социальная сеть позволяет «настроить» информационный поток и оградить «хозяина» аккаунта от «лишнего» знания. Мы не будем говорить о последствиях такого безответственного поведения для общества в целом, но для индивида это возможность снизить уровень тревожности и создать иллюзию стабильности окружающего мира.

«Сетевое поколение» или поколение «игреков» хуже воспринимает объемные, глубокие по содержанию, тексты и пытается компенсировать этот недостаток разнообразием потребляемой информации. Возможности современных платформ социальных сетей в этом смысле, практически, безграничны. Переходы от темы к теме и организация потока релевантных ссылок и рекламы хорошо иллюстрируются представленной выше метафорой с бесконечным, ведущим в неведомое, мостом. Заходя в Facebook или ВКонтакте, никогда не известно, к чему приведут контекстные цепи гипертекста: это может быть новая покупка, рецепт для ужина, новые знакомства, конфликт, или новая работа.

Действительно, интеракция с окружающей средой для большинства ограничивается репродуктивной деятельностью (перепостом). Но до появления социальных сетей среднестатистический молодой человек, как правило, так же не проявлял выдающихся творческих способностей. Социальные сети сегодня, в каком-то смысле, отражают общество оффлайн, в котором, с одной стороны, существует относительно небольшое количество «гениев» или просто талантливых людей; а с другой, — массы последователей-потребителей-фанатов своих кумиров, занимающих более пассивную позицию с точки зрения творческой деятельности.

Основные ценности, присущие молодым людям, по мнению вышеупомянутого Дона Тэпскотта, также объясняют популярность и востребованность ими социальных сетей. Свобода выбора, которая, в силу тех или иных причин, не всегда достижима в реальной жизни, в социальной сети реализуется настройками собственного аккаунта. Возможность вступать в коммуникацию по собственному желанию и отправлять комментарии, ограниченные лишь рамками уголовного и административного кодексов, создают иллюзию свободы слова. Кроме друзей, дискурс могут поддержать незнакомые люди, «друзья друзей», что, в сознании пользователя, значительно расширяет рамки повседневного круга общения.

То же можно сказать о потребности «игреков» использовать везде «персональные настройки», которые можно менять в зависимости от настроения и изменений в жизни офлайн. Это касается и страниц в социальных сетях.

Выбор визуального оформления, публикуемого контента и «друзей» дают ощущения контроля над потоками информации. Молодые люди не доверяют традиционным СМИ и, по этой причине, почти не обращаются к ним за новостями. Подписки на определенные информационные каналы формируют у представителей «сетевого поколения» собственную картину мира.

Социальные медиа, создавая «слабые связи», предоставляют возможность решать профессиональные за-дачи, используя методы краудсорсинга, краудфандинга и традиционного «мозгового штурма» среди «друзей» и «случайных прохожих». Любая проблема может быть вынесена на всеобщее обсуждение, и только от само-го пользователя, ищущего ответ на вопрос, зависит, насколько подходящим и разнообразным будет ответ на него.

Контент социальных сетей – это развлечение по своей сути. Особенное удовольствие пользователь получает от того, что может быть не только потребителем контента, но и его создателем. Удовлетворение собственных творческих или псевдотворческих амбиций достигается несколькими лайками от «друзей» в сети. При этом ценной характеристикой сегодня считается не только создание уникального контента, но и способность «отделять зерна от плевел», то есть просто находить что-то уникальное или интересное и делиться этим.

Для непосредственного изучения особенностей самопрезентации и коммуникации «игреков» в социальных сетях нами была проведена фокус-группа с магистрантами 2 курса направления «Реклама и связи с общественностью» факультета психологии Томского государственного университета. Основные результаты этого микросоциологического исследования заключаются в следующем.

Все 10 участников фокус-группы являются пользователями социальных сетей. Самыми часто называемыми сетями стали «ВКонтакте», «Facebook», «Одноклассники», «Instagram», «LinkedIn». Наибольшее количество сетей, в которых зарегистрировался один пользователь, – 13.

Все наши респонденты, как пользователи сетей, прежде всего, ищут развлечений. Их привлекает контент на музыкальные и спортивные темы, новости из мира шоу-бизнеса, предложения о работе, обучающие курсы.

Большинство опрошенных магистрантов считает выбор аватара важным. Они обдуманно подходят к нему и рассматривают его ключевым фактором самопрезентации в социальной сети. Что касается статуса, то большинство из них не придает особого значения возможности вербально выразить свое настроение и отношение к окружающему.

Конфиденциальностью информации о себе озабочена незначительная часть респондентов. Некоторые пользователи отметили, что в разных сетях публикуют разную информацию о себе, в зависимости от цели своего присутствия.

Чаще всего в публикацию попадает фото-контент. Самые популярные темы – путешествия, значимые события из жизни. Примерно половина опрошенных не публикует авторский контент вообще, либо делает это ред-ко.

Большинство респондентов не участвует в дискуссиях, воздерживаясь, по разным причинам, от обсуждения любых проблем. Те, кто вступает в дискурс, делает это от своего имени, не скрываясь за фейковым аккаунтом.

Лишь один человек из фокус-группы на момент интервью являлся автором собственного блога. Однако небольшой опыт и непродолжительное время не позволили сделать заключения об успешности этого проекта.

Желание приукрасить действительность и представить себя в лучшем свете, по признанию опрошенных, присутствует у «друзей». Подавляющее большинство опрошенных (9 человек) считают, что предоставляют о себе объективную информацию и формируют онлайн образ, который полностью соответствует образу оффлайн.

Все 10 участников фокус-группы отрицают редактирование фото для создания лучшего впечатления о себе. Считают обязательным или желательным совпадение образа реального «я» и «я» в сети.

Ни один из прошедших через интервью не воспринимает общение в социальной сети театральным «постановочным» действием. Общее мнение – аккаунт в социальной сети – это отражение реальной жизни.

Все, кроме одного человека, считают, что их образ в социальных сетях совершенно не отличается от реального «я» офлайн.

Выводы:
Подавляющая часть упомянутых в этой статье исследований зарубежных авторов, касающихся проблем присутствия «сетевого поколения» или «игреков» в Интернет вообще, и в социальных сетях в частности, рисуют более мрачную картину, нежели результаты проведенной нами фокус-группы. Её участники не пытаются уйти от реальности в Сеть, а, скорее, стремятся сохранить баланс своего реального и виртуального «я». Их опыт показывает, со временем, присутствие в социальных сетях приобретает более функциональный характер, обеспечивая пользователей возможностями поддерживать слабые связи, которые, в свою очередь, помогают им достигать профессиональных и других социально-значимых целей.

[2] Brand Analytics: аналитика информационного поля бренда [Электронный ресурс]: Социальные сети в России, зима 2015-2016. Цифры, трен-ды, прогнозы: URL:https://blog.br-analytics.ru/socialnye-seti-v-rossii-zima-2015-2016-cifry-trendy-prognozy/ (дата обращения: 12.10.2016)
[3] Tapscott D. Growing up Digital: The Rise of the Net Generation. McGraw-Hill Companies, 1999.
[4] Prensky M. Digital Natives, Digital Immigrants / On the Horizon. 2001. Vol. 9. №. 5. P. 1-6.
[5] Howe N., Strauss W. Generations: The History of America’s Future, 1584 to 2069. N. Y.: William Morrow & Company, 1991
[6] Bauerlein M. The Dumbest Generation: How the Digital Age Stupefies Young Americans and Jeopardizes Our Future (Or, Don’t Trust Anyone under 30). N. Y.: Jeremy P. Tarcher / Penguin, 2009. 264 p.
[7] Carr N. The Shallows: What the Internet Is Doing to Our Brains. N. Y.: W. W. Norton and Co., Inc., 2011. 280 p.
[8] Tapscott D. Grown Up Digital: How the Net Generation is Changing Your World. McGraw-Hill, 2008. 288 p.
[9] Montgomery K. Generation Digital: Politics, Commerce, and Childhood in the Age of the Internet. Cambridge, MA: The MIT Press, 2009. 386 p.
[10] Gasser U., Palfrey J. Born Digital: Understanding the First Generation of Digital Natives. Basic Books, 2008. 375 p.
[11] Мэг Д. Важные годы. Почему не стоит откладывать жизнь на потом. Москва: Манн, Иванов и Фербер, 2014. 219 с.
[12] Granovetter M. The Strength of Weak Ties / American Journal of Sociology, Volume 78, Issue 6 (May, 1973), 1360–1380 [Электронный ресурс]: sociology.stanford.edu/sites/default/files/publications/the_strength_of_weak_ties_and_exch_w-gans.pdf (Дата обращения 10.10.2016)
[13] Год возникновения Facebook.
  • 0
  • 0

(0) (0) ()

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.