Виртуальное вторжение: описание и анализ проблемы агрессивного поведения в этнических сообществах в социальных сетях. Мигрантофобия и ее проявления в современном обществе

Blog by admin
Автор: Носова С.С., старший преподаватель кафедры социальных коммуникаций
Национального исследовательского Томского государственного университета

Политические и экономические перипетии последних десятилетий увеличили количество людей, попавших, в силу обстоятельств, в социальную группу «мигранты». Вынужденное и добровольное переселение людей приобрело глобальный характер, однако ситуация в России отличается от того, что происходит в Европе или, например, в США. Около 85 процентов мигрантов, прибывающих на территории России, являются выходцами из стран — бывших союзных республик. Часть из них проходили социализацию в учреждениях, схожих с подобными в принимающей стране, часть же является потомками таких людей. Можно сказать, что большинство мигрантов, прибывающих в Россию, воспитывались в близкой россиянам социокультурной среде. Тем не менее, проблема интеграции трудовых и образовательных мигрантов в российское общество — одна из самых актуальных проблем, связанных с их адаптацией в чужой стране.

Социологические исследования и опросы, регулярно проводимые государственными и общественными институтами, занимающимися данной проблематикой, показывают, что коренное население России достаточно толерантно относится к мигрантам, выполняющим неквалифицированную и тяжелую работу. В то же время, миграционная политика делает акцент на привлечении в страну высококвалифицированных кадров. Отсюда появляются новые требования для тех, кто хочет работать в России — знание языка, культуры и истории принимающей страны. В результате конфликта отношения коренного населения к мигрантам и государственной политики, возникла интересная тенденция: успешная интеграция мигрантов в общество зачастую вызывает раздражение у местного населения. Иными словами, когда мигранты имели меньше возможностей легализоваться, прятались и были незаметными, общество более терпимо к ним относилось. Результатом такого конфликта, стало появление нового социального явления – мигрантофобии. Роджерс Брубейкер рассматривал мигрантофобию и как ксенофобию, и как этнический национализм, противопоставляемый гражданскому[1].
Интернет и социальные сети обеспечили каждого пользователя возможностью обозначить свою позицию по отношению к любым социально-политическим явлениям. Миграция не является исключением, а самым простым способом представить свою точку зрения стало участие в националистических дискурсах в социальных сетях, в том числе, в этнических сетевых сообществах. Любой дискурс, так или иначе касающийся вопросов ксенофобии и национализма, содержит в себе элементы агрессии.

Существует множество определений термина «агрессия». Все они так или иначе упоминают враждебность, вред другому лицу, угрозу, нанесение ущерба. Американский психолог Леонард Берковиц в своей книге «Агрессия. Причины, последствия и контроль»[2] дал следующее базовое определение агрессии: «Агрессия — это любая форма поведения, которая нацелена на то, чтобы причинить кому-то физический или психологический ущерб». Именно мотивационная часть определения представляется автору важной. Далее он, однако, замечает, что большинство исследователей этого явления настаивают на возможности присутствия других причин для проявления агрессии и перечисляет несколько основных, которые можно сопоставить с возможными причинами проявления агрессии в Интернет-коммуникации:

1. Принуждение. Об этой причине агрессивного поведения писали Джеральд Паттерсон и Джеймс Тедеши, изучая внутрисемейные отношения. Чаще всего этим методом заставить другого члена семьи вести себя определенным образом пользовались подростки.
2. Власть и доминирование. Агрессия является формой борьбы за власть, проявления силы и актом подчинения жертвы.
3. Управление впечатлением. Приведенные автором примеры исследований подростковых банд показали, что молодые люди в них чрезвычайно озабочены своей репутацией. Проявление агрессии для них — способ показать миру, что с их мнением нужно считаться.

Агрессия в Интернет
Развитие информационных технологий и их повсеместное распространение привели к тому, что почти все люди, вовлеченные в социальные взаимодействия в реальной жизни, стали пользователями Интернета, в частности, социальных сетей. Естественное желание людей, оказавшихся далеко от дома, поддерживать коммуникацию с соотечественниками привело к появлению большого числа электронных этнических общин. Площадки социальных сетей позволяют мигрантам чувствовать себя частью группы, сообщества, дают ощущения принадлежности к сообществу людей того или иного этноса.

Коммуникация в Сети, с одной стороны, дополняет коммуникацию в реальной жизни, с другой — порождает новую, совершенно иную коммуникацию, основанную на возможностях, предоставляемых Интернетом и платформами социальных сетей. Коммуникация в социальных сетях имеет несколько характеристик, кардинально отличающих ее от коммуникации в реальной жизни:

1. Дистанционность. Участники дискурса в Сети имеют возможность общаться на расстоянии, без физического контакта. Это обеспечивает оппонентов с обеих сторон относительной безопасностью, ограждая от проявления физической агрессии.
2. Анонимность. Возможность скрыть анкетные данные или заменить их чужими снижает уровень психологического и социального риска. Пользователь в Сети проявляет большую раскрепощенность, меньшую толерантность, не чувствует социальной ответственности. Люди, которые в реальной жизни, подчиняясь правилам этикета и ожиданиям окружающих, скрывают нетолерантное отношение и убеждения националистического характера, имеют возможность найти «жертву» и высказать свое отношение к «чужаку».
3. Отсутствие невербального уровня коммуникации. Коммуникация в Сети представлена гипертекстом, который не сопровождается эмоциональной окраской, обеспечиваемой паравербальными и экстравербальными сигналами. Эта характеристика является, предположительно, отрицательной для пользователя, проявляющего агрессию (нет возможности выразить всю гамму отрицательных эмоций) и, скорее, положительной для «жертвы» агрессора (позволяет более отстраненно относится к оскорблениям).
4. Регулируемость. Организация коммуникации в Интернет и особенно в социальных сетях дает возможность уходить от нежелательных контактов, прерывать общение в любой момент, блокировать оппонента и просто не отвечать на агрессию.

Исходя из представленных характеристик, можно сделать вывод, что Интернет и социальные сети являются идеальным местом для проявления агрессии, так как не подразумевают личной ответственности, наказания, общественного порицания и других форм сдерживания ее проявления.

Поскольку в Интернет перешли все формы социального взаимодействия, в Сети можно найти отражение любого социального или социально-психологического феномена, в том числе, агрессии, которая в электронном пространстве приобрела форму кибер-агрессии. Кибер-агрессия как форма девиантного поведения стала предметом изучения во второй половине первого десятилетия XXI века. Этот феномен изучали Джулия Шиббаро, Роберт Ковальский и Сьюзан Лимбер, Роберт Слони и Питер Смит. Основными формами кибер-агрессии являются троллинг, астротурфинг и кибербуллинг[3].

Термин «троллинг» появился в виртуальной коммуникации и относится к провокационной форме коммуникации, целью которой является вызвать конфликт. Отличительной особенностью этой формы агрессии является ее изначально скрытый, неявный характер. Джудит Донат точно охарактеризовала суть троллинга в 1999 году, описав его как «игру в подделку личности, при этом никто, кроме играющего, о ней не знает». Задача тролля — нанести удар исподтишка, изначально «смешавшись с толпой». Он может представиться членом сообщества или сочувствующей стороной, начинать провокацию издалека, постепенно внедряя свои идеи. Троллинг всегда связан с манипулятивным поведением и желанием получить ответную реакцию со стороны объекта агрессии.

Астротурфинг — форма виртуальной агрессии, направленная на создание общественного мнения вокруг какой-либо идеи, организации или персоны. Для организации астротурфинга используется специальное программное обеспечение, позволяющее вести дискурс в Сети от имени простых пользователей. Услугами армии астротурферов давно пользуются коммерческие, политические и государственные организации. Об этом сравнительно новом (по крайней мере, для общественного и научного дискурсов) явлении в 2010 году написал для издания «The Gardian»[4] автор нескольких бестселлеров о проблемах глобализации Джордж Монбиот. Он предупредил об угрозе уничтожения Интернета как платформы для независимой коммуникации.

Кибербуллинг представляет собой форму виртуального террора, отличительной чертой которого являются откровенно грубые действия: угроза безопасности, шантаж, издевательства и т.д. Такая форма виртуальной агрессии представляет наибольшую опасность для объекта воздействия, прежде всего, как разновидность морального подавления личности. Кибербуллинг может привести к психическим, эмоциональным и даже физическим проблемам со здоровьем. Исследования феномена кибербуллинга показали, что большинство тех, кто совершает подобные действия в сети, недооценивают степень противоправности своих действий и не предполагают какую-либо ответственность за свои поступки.

Ксенофобия и национализм в Интернет
Проявление ксенофобии и национализма в Сети сочетает в себе действия тролля и обычного агрессора. Сложно представить, что пользователь, вторгающийся на территорию этнического сообщества, всерьез полагает, что его обращение или комментарий может причинить реальный ущерб участникам группы. Даже если мы говорим об ущербе моральном, такие характеристики коммуникации в Интернете как анонимность, дистанционность и регулирование позволяют быстро избавляться от неприятного собеседника, не принимая слова близко к сердцу. Таким образом, единственное, на что может рассчитывать «чужак» — разжигание сиюминутного конфликта вокруг своего комментария (одна из функций тролля) и сиюминутное впечатление, произведенное этим высказыванием (достижение одной из возможных целей агрессора).
При эмпирическом исследовании проблемной ситуации, связанной с виртуальным вторжением националистов и ксенофобов в этнические сообщества и проявлением агрессии к представителям этих сообществ, были использованы методы контент-анализа и онлайн-интервью с модераторами и членами сообществ. Целью эмпирического исследования было выявить отношение представителей этнических сообществ к проблеме и их действия, направленные на борьбу и противостояние агрессии.

Администрации социальных сетей Facebook и ВКонтакте не выделяют сообщества, основанные на национальной тематике, в отдельную категорию групп. Поиск подобных групп осуществлялся по ключевым словам, связанным с названием нации. Респонденты представляли группы, соответствующие трем критериям: коммуникация в группе ведется на русском языке; актуальность информации (регулярные новые посты и комментарии); относительно большое число подписчиков.

Гайд для онлайн интервью с членами сообществ включал в себя серию вопросов, касающихся личного опыта столкновения с агрессивным поведением «чужаков» в этнических сообществах и ответной реакцией на проявления агрессии.

Все опрошенные в той или иной мере сталкивались с агрессивным поведение со стороны «мигрантофобов». Однако ни один не проявил желания обсудить проблему, рассказать о личном опыте.
Причины, по которым респонденты отказывались обсуждать проблему:
1. Сомнение в необходимости обращаться к этой проблематике (Рис. 1) и предположение, что попытка решить проблему может привести к более худшим результатам. (Рис. 2)
2. Утверждение, что отсутствует опыт общения с агрессорами, хотя из контекста разговора можно сделать вывод, что такой опыт имеется. (Рис. 3)
3. Простое нежелание отвечать на вопросы «личного» характера. (Рис. 4)

Рис. 1


Рис. 2


Рис. 3


Рис. 4

Опрос модераторов показал, что в целом, такой проблемы для них не существует. Даже если сообщество не является открытым, современные средства модерирования позволяют немедленно убирать агрессивные высказывания и блокировать посетителя. Ни один модератор или член сообщества не вспомнил примера дискуссии с «чужаком».

Таким образом, результаты эмпирического исследования привели к выводу, что проблема проявления агрессии на почве мигрантофобии существует, однако, в отличии от реальной жизни, ситуация столкновения представителей этнических сообществ с агрессорами в своих группах в сетях не развивается в конфликт. Существующие механизмы управления сообществом и собственным аккаунтом позволяют блокировать нежелательного посетителя и не вступать с ним в дискуссию. С агрессией на национальной почве представители этносообществ встречаются чаще вне своих групп. В этом случае дискурс зависит от действий модератора и его позиции по отношению к проявлениям этнической нетолерантности.

[1] Brubaker, R. Myths and Misconceptions in the Study of Nationalism / R. Brubaker // John Hall (Ed.), The State of the Nation. Ernest Gellner and the Theory of Nationalism. Cambridge, UK, 1998. – P. 272–306.
[2] Берковиц Л. Агрессия. Причины, последствия и контроль. СПб.: Прайм-Еврознак, 2001. — 512 с.
[3] Donath, Judith S. Identity and deception in the virtual community / Smith, Marc A., Kollock, Peter. Communities in Cyberspace / Judith S. Donath. — Routledge. — P. 29–59.
[4] Monbiot D. These Astroturf Libertarians are the Real Threat to Internet Democracy. Электронный ресурс: www.theguardian.com/commentisfree/libertycentral/2010/dec/13/astroturf-libertarians-internet-democracy. Дата обращения: 1.10.2016.
  • 0
  • 0

(0) (0) ()

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.