ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ МИГРАНТЫ: ПОИСК РЕАЛЬНОГО В МНОГОМЕРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЛИЧНОСТИ

Blog by admin
Автор: Ахметова Л.В.,
Директор Международного Евро-Азиатского адаптационно-образовательного центра при Томском государственном педагогическом университете,
руководитель Консорциума евразийских научных и образовательных центров


Статья основывается на материалах исследования «Виртуальная этнонациональная идентичность мигранта в зеркале российских социальных сетей», выполняемого при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект № 15-03-00300(а), 2015.


В широком смысле миграция – это процесс, инициируемый биологическими психологическими исоциальнымипотребностями. В своей, традиционно элегантной манере об этом написал в начале восемнадцатого века (1718) французский мыслитель Ш.Л.Монтескье. «Ничто так не привлекает иностранцев, как свобода и всегда сопутствующее ей богатство: первая привлекательна сама по себе, а потребности наши всегда влекут нас в богатые страны»[1]. В XIX-XX веках в развивающихся странах Европы «иностранный вопрос» являлся предметом активного и плодотворного исследования философов, социологов, экономистов, государственных деятелей. К примеру, в конце XIX века (в 1885-1889 годах) в Европе получила известное признание теория миграционных процессов, разработанная британским географом, профессором Э.Г.Равенштейном[2].

В своём труде исследователь рассматривал экономические и социальные причины миграции как определяющие в удовлетворении потребностей, с одной стороны, и движущими силами в развитии государства, с другой. (Следует заметить, что труды выдающегося картографа актуальныи в настоящее время при исследовании закономерностей миграций в странах Азии).

Итак, потребности различных планов: материальные (новые земли, богатые заработки, голод, нищета, экологические проблемы и пр), социальные (конфликты, межнациональные преследования, войны, потребность в профессиональной самореализации и пр.), духовные (религиозные преследования, потребность в духовно-нравственной самореализации и пр.) лежат в основе миграционных процессов. Вместе с этим вектор миграционных процессов неизменно направлен в зону предполагаемого (ожидаемого) благополучия.
Эффективное развитие государственной экономики, качественное образованиеявляютсянеизменнымитесно взаимосвязанными показателями успешного (прогрессивного) развития страны в целом (см. Рис. 1).


Рис.1. Детерминанты миграционных процессов.

В свою очередь, достижения (прогресс) государства – это не только условие для совершенствования различных направлений экономики и образования, но и вызов к научным открытиям, новациям. Один лишь яркий тому пример.Величайшее достижение в истории не только отдельно взятого государства, а всего человечества – полет Ю.А. Гагарина в космос вызвал в мире сильнейший резонанс, который побудил передовые государства Европы, в том числе и США пересмотреть свою систему образования (Крылатой фразой 1961 года было высказывание Дж.Кеннеди: «Космос мы проиграли русским за школьной партой»[3]).

Конец XX и начало XXI века ознаменовались новыми научными всплесками. Изобретение компьютера, разработка компьютерных технологий стали эффективными инструментами в развитии уже назревших к этому времени процессов мировой глобализации, вывели миграционное движение на качественно новый уровень. Появился новый вид миграции – так называемая студенческая миграция (образовательная миграция[4]), направляющая свои потоки в другие страны:
 с целью приобретения и генерации знаний и профессиональных компетенций и благополучия в целом на личностном уровне;
 с целью увеличения профессионального вклада в социально-экономическое развитие своего государства;
 с целью наращивания академического и общекультурного потенциала систем высшего образования в мире.
Концепция Европейского пространства, закреплённая решениями Болонского соглашения[5] (18 сентября 1988г.) и реализуемая посредством механизма академической мобильности, раскрыла многообразные возможности для свободного перемещения образовательных мигрантов – студентов, преподавателей и исследователей. Один пример (см. Рис. 2).

Рис.2. Соотношение показателей потоков студенческой миграции (по данным АиФ.ru на сентябрь 2016 года[6]).

По данным аналитических служб на сентябрь 2016 годав Россию приехало учиться почти в 4 раза больше юношей и девушек чем уехало из неё с целью получения образования за границей. Граждане РФ в основном едут получать образование в Германию и США. В Россию же едут учиться люди из стран СНГ[7].

Таким образом, стремительное развитие и интеграция ключевых отраслей мировой экономики, всколыхнули новые пласты миграционных потоков, вызвали потребность в разработке новой конкурентно способной системы образования. Ощутимую роль в этом процессе сыграло с одной стороны, внедрение научно-технических достижений в систему мирового образования, с другой, – построение европейского образовательного пространства (охватывающего территории государств-участников Болонского процесса), призванного обеспечить новую ступень мирового прогресса (см. Рис. 1).

Новая ступень мирового прогресса – эпоха компьютерных технологий и глобальной системы Интернет, вовлекли в сети своего цифрового влияния экономические, научно-образовательные, социально-культурные сферы жизнедеятельности человека. Более того, эпоха третьего тысячелетия заложила психологию новых людей, поколение так называемых «цифровых аборигенов», родившихся и живущих в естественном для них «цифровом мире[8]».

Интересно отметить столь же стремительные темпы приобретения пользовательских навыков ресурсами Интернет наблюдаются у людей среднего и старшего возрастов. Так, по данным Федеральной службы государственной статистики Российской Федерации[9] за период с 2003 по 2015 число персональных компьютеров в организациях увеличилось в три раза и в 1,4 раза с 2008 по 2014 год (см.Рис.4).Количество домохозяйств, имеющих пользовательский спрос к доступу в Интернет за период с 2008 по 2014 год возросло в среднем в 2,6 раза(см.Рис.3).


Рис.3.Доля лиц (домохозяйств), имеющих доступ к сети Интернет[10]


Рис.4.Число персональных компьютеров в организациях[11]

Существенные изменения в связи с развитием компьютерных технологий и Интернет претерпевает система образования.В программы обучения в средних и высших учебных заведений включаются учебные дисциплины, призванные сформировать у обучающихся ЭВМ-компетенции.К показателям, характеризующим деятельность образовательных учреждений по Международной стандартной классификации образования, добавляются сведения по обеспечению обучающихся на разных ступенях образования компьютерными системами. По данным Федеральной службы государственной статистики Российской Федерации число персональных ЭВМ подключённых к сети Интернет у образовательных учреждений начального профессионального образования на 2012 год составило шесть с половиной миллионов (см. Рис.5).


Рис.5. Число персональных ЭВМ подключённых к сети Интернет у образовательных учреждений начального профессионального образованиях[12]

Появляется понятийный аппарат, формирующий терминологическое IT-поле –специфическое новообразование, система, неотъемлемый продукт компьютерной области знания.Возникают смежные (междисциплинарные)понятия, семантика которых также отражает глобальные международные социально-экономические процессы (Женева 2003, Тунис 2005[13]). К примеру, широкое распространение в печатной и электронной литературе получило новое понятие «цифровые мигранты».

Понятие «цифровые мигранты» употребляется в настоящее время в разных значениях что, вероятно, определяется его основным контекстом. Например, людей, овладевших компьютерами в сознательном возрасте, называют «цифровыми мигрантам[14].В другом значении цифровые мигранты определяются как вынужденные «цифровые кочевники», в основном, из развивающихся традиционных обществ, использующие цифровые устройства и социальные сети для поддержания коммуникации с родиной и диаспорой[15].

Вместе с тем, в том и другом случаях предметное поле исследований «цифровых мигрантов» имеет множество пересечений, которые выражаются в направленностиисследований на широкий спектр социально-психологических, этнических характеристик взрослых людей, использующих Интернет как дополнительный ресурс с целью удовлетворения определённых потребностей.

Итак, многочисленный спектр понятий:«цифровая техника», «цифровые технологии», «цифровые аборигены», «цифровые мигранты», «цифровые кочевники» и так далее, порождены стремительно развивающейся цифровой эпохой, в которой обучается и развивается новое цифровое поколение людей – поколение «Z»[16]. Компьютеры и система Интернет всё более становятся основными средствами обучения, замещающими традиционные учебники, таблицы, макеты, оборудование для практических работ и т.д.

Справедливо и второе утверждение: система Интернет всё более становится основным, online-средством общения, замещающим традиционные offline-коммуникации. К такому выводу приходят исследователи, изучающие влияние Интернет на жизнедеятельность молодёжи. Многие авторы отмечают, что современная молодёжь (50%) получает большое удовольствие, чувствует себя комфортно в сети, в социальных сетях; 70% студентов проводят своё свободное время в Интернет…Более 70% человек находят в Интернете много информации, полезной в будущей карьере[17].

В 2015 году группой исследователей был проведён сравнительный анализ материала, полученного по результатам исследования содержания и особенностей коммуникации различных этнических групп в социальных сетях[18]. Были выявлены ключевые функции этносообществ социальных сетей[19]:
 Трансляция национальной культуры (религия, поэзия, музыка, живопись, танцы, кухня, прикладное искусство) через использование графического, аудио- и видеоконтента.
 Сохранение национальной языковой компетенции через общение в ленте активности, группах и сообществах, в том числе, часто и на национальном языке (при написании кириллицей)
 Координация деятельности национальных оффлайн-сообществ и анонсирование культурно-национальных мероприятий, национальных и религиозных праздников.
 Оказание помощи и услуг в области культурной адаптации и правовой легализации, трудоустройства, рекрутинг рабочих рук (в том числе и на коммерческой основе).
 Поддержание культурных связей диаспоры с исторической родиной, трансляция национальных новостных поводов.
 Эмоциональная поддержка соотечественников и выражение этнической солидарности.

Для образовательных мигрантов – пользователей социальных сетей эти функции также являются основным коммуникативным контентом[20].

Далее нам было важно выяснить особенности занятости в Интернет и социальных сетях студентов, проживающих в Монголии, Китае, странах Центральной Азии. Было установлено, что по количеству затраченного времени в Интернет, в социальных сетях и по направленности интернет-интересов между иностранными студентами, обучающимися в России и студентами, обучающимися в своей стране нет существенных различий. Иностранные студенты, которые закончили обучение в России и вернулись на свою родину, успешно реализуются в своём профессиональном профиле и по-прежнему активно проводят время в цифровом пространстве.

Вместе с тем, цифровой мир всё же более рельефно обозначил осознание образовательными мигрантами свою принадлежность к своему государству, к своей Родине. Образовательные мигранты в отличие от своих соотечественников, проживающих у себя на родине чаще апеллируют к государственным символам своей страны. Основным инструментом для манифестации своего гражданского чувства является государственный флаг. В ходе анализа материалов этнических групп в социальных сетях крупным планом чётко прослеживается тенденция оформления событий совместной деятельности членов этносообщества элементами национальной символики, среди которых приоритетное место занимает стилизованный либо официальный вид государственного флага своей страны (см. Рис.8 а, б, в, г).

Другой отличительной чертой образовательных мигрантов в социальных сетях является их групповое единство, конструктивная социальная позиция, которая проявляется в организации многочисленных научных и социально-культурных мероприятиях.

Итак, подытоживая сказанное справедливо заключить, что не зависимо от этнической принадлежности, региона проживания и даже возраста, человечество развивается в новом цифровом пространстве. Цифровая реальность, порождённая человеком, отправляет ему свои вызовы во всех аспектах его жизнедеятельности.

Почему же люди, особенно представители молодого поколения, так смело, легко и быстро открыли дверь в пространство цифровых (виртуальных) отношений? Ответом на этот вопрос есть сам человек, его социальная природа и его сложная психическая организация.

Цифровой (виртуальный) мир дает возможность:
1. Удовлетворить потребности общения:
 доступно (не требует специальных физических усилий и больших материальных затрат);
 быстро (позволяет решать вопросы личного и формального плана с минимальными временными затратами;
 интенсивно (возможность легко расширять круг общения).
2. Раскрыть ресурсы, дающие новые возможности:
− целостность (трёхмерность) информационного посыла – аудио-видео-кодирование (текст, знак, символ, образ);
− виртуальность (возможность проявления своей личности в иной ипостаси – инкогнито.

«Инкогнито-личность» как одна из составляющих нераскрытого индивидуального потенциала стремится к самореализации в виртуальном пространстве. «Инкогнито-личность» манифестирует о себе в социальных сетях, исходя из потребности общения: на перцептивном уровне (аватарки, псевдонимы и пр.); на коммуникативном уровне – непосредственная передача информации, свободные высказывания (монологи), диалоги, беседы, обращения к литературным источникам, цитирование различных текстов, пословиц, мудрых и не мудрых мыслей и т.д.; на интерактивном уровне – потребность в ожидаемом отклике, потребность в доминировании посредством медиа технологий, стремление к эмоционально-поведенческому привлечению, часто проявляющемуся в экстравагантных формахи т.д.


8а. Концерт, посвященный празднику Навруз


8б. Концерт, посвященный Дню независимости Монголии

8г. Плакаты с изображениями государственных флагов


Рис. 8. Государственный флаг – системообразующий фактор online-этносообщества
материалы online-этносообщества

Основываясь на анализе информационного материала, представленного в социальных сетях членами этносообществ (а это, в основном, видео и фото материалы[21]), можно выделить следующие направления их интересов: деятельность, посвящённая социально-культурным мероприятиям (концерты, выставки, встречи и пр.); спортивные мероприятия; совместные общественные дела, развлечения, отдых, экскурсии. Вместе с этим, новости, события, представляемые иностранными студентами в социальных сетях неизменно сопровождаются образом государственного флага.В каждом виде деятельности, представленным иностранными студентами в социальных сетях мы видим неизменную обращенность к государственному флагу. Иными словами, в разныхэтнических группах образовательных мигрантоввыраженасхожая потребность – это потребность принадлежать к своему этническому корню, к своей Родине.

Существует ещё одна, социально значимая общность между разными этническими группами образовательных мигрантов – это потребность в обучении и профессиональном становлении за рубежом. Известно, что для поступления в ВУЗ иностранному студенту помимо общеизвестных для всех правил необходим минимальный, но достаточный уровень владения языком, на котором осуществляется обучение. Вместе с тем, психолого-педагогическая и социальная работа с иностранными студентами выявила важную, на наш взгляд, проблему, которая заключается в адаптационных способностях к обучению в русско-язычной среде российских ВУЗов. Дело в том, что система образования, её структура, методология, технология и отдельно взятые методы обучения в странах Центральной Азии разные и существенно отличаются от российских.Недостаточный уровень знания иностранного (русского) языка является значительным барьером для освоения гуманитарных дисциплин, в частности, философии, литературы, концептуальных вопросов психологии и пр. Языковые барьеры препятствуют полноценной коммуникации с сокурсниками, преподавателями, требуют дополнительно больших усилий на усвоение и актуализацию знаний. Языковые барьеры, вызывают у иностранных студентов дополнительную психическую нагрузку и потребностьв снятии напряжения. Но, даже при хорошем уровне владения русским языком могут возникать проблемы, связанные непосредственно с адаптацией к процессу обучения[22]. Среди них, по нашему мнению, наиболее актуальные: приоритеты в методах работы (групповые или индивидуальные; репродуктивные, поисковые, когнитивные, творческие и т.д.), приоритеты в контроле знаний (тесты, творческие отчёты, практические умения) и пр. и, наконец, особенности общей осведомлённости, навыки и специфика сформированной мыслительной деятельности обучающихся мигрантов.

Учитывая опыт мировой практики для поступающих в высшие учебные заведения, мы задались целью провести пилотное сравнительное исследование особенностей интеллектуального развития уже обучающихся в ВУЗах образовательных мигрантов из стран Азии.

Рис. 6. Соотношение средних значений показателей мыслительной деятельности
Примечание. Буквенные обозначения соответствуют: «А» – анализ, «B» − аналогия, «С» − логика, «D» − комбинаторные способности, «E» − планирование в уме.

С целью выявления и изученияпознавательных ресурсов были сформированы группы иностранных студентов из стран Центральной Азии (Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан); Восточной Азии (Китай, Монголия), обучающихся в ВУЗах г. Томска. Для исследования использовался психодиагностический комплекс методик. В рамках данной работы приведём результаты, полученные на основании данных культурно независимого теста – методики прогрессивных матриц Равена.

В соответствии с инструкцией методики Равена количественные показатели дифференцированы по уровням, характеризующим значения коэффициента интеллекта – IQ: низкий уровень 82 – 90 баллов; средний уровень 91 – 100 баллов; нормальный уровень 101 – 110 баллов; уровень выше среднего 112 – 120 баллов; высокий – 122-140 баллов. В таблице 1 приведены результаты исследования интеллектуального развития образовательных мигрантов из стран Азии.

Таблица 1.


Важно обратить внимание, что по понятным причинам выборка обследуемых групп образовательных мигрантов, обучающихся в ВУЗах города Томска, не является репрезентативной, поэтому мы не можем полученные данные экстраполировать в плоскость достоверно значимых результатов по отношению к этническим группам в целом. Речь идёт лишь о группах иностранных студентов, обучающихся «здесь и сейчас».

С другой стороны, для методически грамотной, более эффективной работы с образовательными мигрантами необходимо проводить предварительные психолого-педагогические исследования, позволяющие скорректировать стратегию их обучения.

Итак, каким является портрет образовательного мигранта в многомерном пространстве реальных и виртуальных отношений? Где более он реализует своё «Я»? Это вопросы, на которые в настоящее время ещё нельзя дать исчерпывающий ответ. Вне сомнения лишь одно: цифровая эпоха всколыхнула Восток, открыла новые, непостижимо далёкие горизонты для самореализации новых поколений. Цифровая эпоха создала новую, но уже жизненно важную цифровую среду, в которую всё более смещается личность.

[1] Монтескье Ш.Л. «Персидские письма»
[2] Ravenstein E.G. The Laws of Migration//Journal of the Royal Statistikal Society. 1885. XLVIII. Part 2; Ravenstein E.G. The Laws of Migration//Journal of the Royal Statistikal Society. 1889. LII.
[3] Шудегов В. «О проблемах отечественного образования. Официальный сайт партии «Справедливая Россия». Режим доступа: www.spravedlivo.ru/5_60738_1_5.html
[4] Самофалова Е.И. Образовательная миграция: проблемное поле и основные характеристики // scipeople.ru/publication/69692
[5] Болонский процесс: Глоссарий (на основе опыта мониторингового исследования) / Под ред. В. И. Байденко и Н. А. Селезневой. М.: Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов, 2009. С. 56–57.
[6] Там же
[7] Аргументы и факты. Студенческая миграция. Инфографика. www.aif.ru/dontknows/infographics/studencheskaya_migraciya_infografika
[8] Палфри Джон, ГассерУрс. Дети цифровой эры. — Изд-во: Эксмо.,- 2011.,- 368 с.
[9] Федеральная служба государственной статистики РФ. Росстат: www.gks.ru/free doc/new site/population/obraz/vp- obr1.htm
[10] Там же
[11] Там же
[12] Там же
[13] Тунисская программа для информационного общества (Тунис, 15 ноября 2005 года)http://www.itu.int/net/wsis/docs2/tunis/off/6rev1-ru.pdf
[14] Лебедева М.Ю. Новая грамотность: «Цифровые аборигены» и «цифровые мигранты». Режим доступа: moskva.bezformata.ru/listnews/gramotnost-tcifrovie-aborigeni-i-tcifrovie/49083956/
[15] Глухов А.П., Окушова Г.А. Цифровые мигранты как вынужденные цифровые кочевники: формирование новой идентичности/ Материалы конференций «Connect-Universum» 8 июня 2016, 17:38. Режим доступа: connect-universum.tsu.ru/blog/connectuniversum2014_ru/1025.html
[16] Jones, Gary L. (Fall 1992). «Strauss, William and Neil Howe 'Generations: The History of America’s Future, 1584—2069' (Book Review)». Perspectives on Political Science 21 (4): 218.[1] ISSN 1045-7097.
[17] ЛаринаД.В., ЛежнинаА.А., КолесоваТ.В. РольсетиИнтернетвжизнистудентов. М-лыVIII Международного студенческого научного форума 2016 г., 15 февраля по 31 марта 2016 года, режим доступа: www.scienceforum.ru/2016/2158/17434
[18] Глухов А.П., Ахметова Л.В., Бычкова М.Н. и др. Социальные сети как площадка этнической коммуникации и средство предписания этнонациональной идентичности (сборник материалов исследования). – Томск: Издательский Дом Томского государственного университета, 2015. – 126 с
[19] Глухов А.П., Окушова Г.А. Ключевые функции этносообществ социальных сетей в трансляции и воспроизводстве виртуальной этнонациональной идентичности и сохранении национальной культуры/ Глухов А.П., Ахметова Л.В., Бычкова М.Н. и др. Социальные сети как площадка этнической коммуникации и средство предписания этнонациональной идентичности (сборник материалов исследования). – Томск: Издательский Дом Томского государственного университета, 2015. – С.62-76
[20] Ахметова Л. В. Социальные сети – виртуальная среда самоопределения студентов-мигрантов из Центральной и Средней Азии / Глухов А.П., Ахметова Л.В., Бычкова М.Н. и др. Социальные сети как площадка этнической коммуникации и средство предписания этнонациональной идентичности (сборник материалов исследования). – Томск: Издательский Дом Томского государственного университета, 2015. – С.37-53
[21] Социальные сети: vk.com/evrazoc; www.facebook.com/groups/Tmoxmongolia/https://www.facebook.com/groups/1686860841570915/;
[22] Иванова М.А. Социально-психологическая адаптация иностранных студентов к высшей школе России: дис. … д-ра психол. наук. СПб., 2001. С. 139– 152.

  • 0
  • 0

(0) (0) ()

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.