ПРЕДПОЧТЕНИЯ В ВЫБОРЕ ФОРМАТА ОТНОШЕНИЙ И САМОПРЕЗЕНАЦИИ МОЛОДЕЖИ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ «ВКОНТАКТЕ»

Blog by admin
Автор: Булатова Т.А.,
канд. мед. наук, доцент кафедры рекламы и связей с общественностью Томского государственного педагогического университета.

Статья основывается на материалах исследования «От симпатии к лайкингу, от любви к вирту, от дружбы к френдингу, от вражды к троллингу, от приверженности к фолловингу: региональный аспект трансформации фреймов межличностной коммуникации в виртуаль-ном пространстве социальных сетей (на материале анализа коммуникаций нового сетевого поколения студенческой молодежи г. Томска)», выполняемого при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект № 16-13-70004, 2016).

Социальная сеть «ВКОНТАКТЕ» давно используется в качестве комфортной площадки для коммуникаций молодых людей. В нашем исследовании речь идет о сегменте молодых людей 17-18 лет, с которыми были проведены интервью с целью раскрытия коммуникативных особенностей, приемов формирования отношений (френдинга, вирта), использование троллинга; о выборе социальных платформ для реализации целей коммуникации.

Привлекательность выбора социальных сетей можно оценить с точки зрения меньших трансакционных издержек при взаимодействии, широкими возможностями самопрезентации, высокой скоростью общения, использованием технологий или приемов управления восприятием, легким способом формирования любого количества друзей. В контексте названных преимуществ можно рассматривать результаты проведенного исследования.

Воздействие человека на социальную среду есть трансакция. Соглас-но С. Ченгу, под трансакцией понимается «любая форма организации человеческой деятельности»[2]. Трансакционные издержки в широком смысле слова – это ценность ресурсов, затрачиваемых на осуществление трансакции – взаимодействия, реализуемого на межсубъектном уровне. Трансакция квалифицируется как эффективная, если выбранные участниками формы взаимодействия имеют наименьшие трансакционные издержки (сопряженные затраты, расходы)[3].

Отечественный исследователь М. Соколов[4] называет следующие оф-лайн-ограничения для происходящих интеракций:

1. Культурные, представляющие собой «дефицит моделей выражения идей и чувств, которые предоставляет данная цивилизация».
2. Когнитивные – имеющиеся лингвистические и образовательные ре-сурсы личности, не способные выдать достойную внимания продукцию экспромтом в синхронном непосредственном общении.
3. Моральные – ограничения в презентации лучших своих качеств, преувеличении их, ограничения в присутствии участников с очевидными недостатками и т.д.
4. Стратегические – необходимость в выстраивании конкурентной стратегии презентации при участии нескольких индивидов в интеракции.

Проводя параллели трансакции (как любой формы организации человеческой деятельности) с интеракцией (общением) в коммуникологии, можно выделить несколько видов трансакционных издержек коммуникации, понимаемых как сопряженные с процессом коммуникативного взаимодействия затраченные ресурсы материального и нематериального характера. Рассматриваются следующие виды трансакционных издержек, которые с известными ограничениями и адаптацией могут быть перенесены и применены к процессам онлайн- и офлайн-коммуникации в сравнительном аспекте:

• информационные, направленные на поиск информации в связи с предстоящим взаимодействием;
• непонимание в процессе общения;
• издержки защиты свободы и прав собственности;
• издержки оппортунистического поведения (предоставление непол-ной или искаженной информации в процессе общения).

Субъекты всегда стремятся уменьшить названные трансакционые издержки, выбрав подходящее социокультурное поле для общения. Для этого современная реальность предоставляет онлайн- и офлайн-площадки, на которых представлен широкий выбор возможностей, детерминирующих форму коммуникации и приемлемые издержки.

Молодое поколение Digital получило преимущества практически параллельного освоения реального и виртуального миров. Начиная с 1990-х гг. оно активно освоило новые возможности и сервисы, предлагаемые Всемирной паутиной. Рожденные в 90-х «цифровые аборигены» – полноправные «юзеры» социальных сетей, приложений, сервисов, гаджетов, способных предоставлять выход на необходимые коммуникативные платформы.

С 90-х гг. XX в. мир не превратился в придаток Сети, вопреки вероятным апокалиптическим и антиутопическим ожиданиям[5]. Причины привлекательности виртуальной площадки, во многом связанные с избеганием издержек интеракций (трансакций) реального мира, с нашей точки зрения, релевантно рассматривать через призму трудов Э. Гоффмана, опираясь на введенное им понятие «стигма»[6], в рамках психологической проблематики социальной тревожности[7] и психологии аддиктивного поведения с типологиями интровертированных личностей с комплексами, свойственными юности.

В качестве методологического подхода мы используем прием экстраполяции с адаптацией и дополнением объяснительных моделей классической социологии повседневности[8] как инструмент анализа виртуальной повседневности общения в виртуальных социальных сетях. В нашем проекте применение социологических методов онлайн фокус-групп, офлайн формализированных опросов следует рассматривать как пилотные эмпирические исследования.

Офлайн- и онлайн-общение: сравнительный аспект

Информационные издержки – поиск информации в связи с предстоящим взаимодействием

Контакты возможны в офлайн, если имеется предварительное визуальное знакомство и интерес к субъекту знакомства. Преимущества виртуальной среды очевидны: вся информация есть в аккаунте. Узнавание после реального знакомства занимает длительное время, полученная информация не всегда удовлетворяет и может привести к быстрому разрыву отношений в самом начале.

Тем не менее обязательным является переход в реальный мир, так как ограничения онлайн-среды[9] не позволят в полной мере получить представление о человеке. Ряд молодых людей говорят о том, что именно в реальном мире они быстрее получают информацию о человеке. «К реальным друзьям я отношусь серьезно, к виртуальным – просто общение». Реальные отношения «отличаются близостью общения, взгляд, прикосновения, тембр голоса намного больше сближают людей, ну или отдаляют». «Реальное общение более эмоционально, более информативно». «Реальная дружба намного интереснее и честнее» (из ответов 17–18-летних студентов[10]. Видимо, речь идет о чувственном восприятии, апперцепции, соотнесении с известными стереотипами и принятии первого решения «иметь дело с человеком или нет».В сравнительном аспекте можно говорить о том, что офлайн-среда в значительной мере дает когнитивно-достаточную (знания), но формализованную информацию о субъекте. В реальном мире работает общее восприятие объекта, решается вопрос, важный для продолжения общения (при недостатке формальных знаний о нем) – продолжать общение или нет. Необходимы затраты психических ресурсов, интеллектуальных, визуальных (внешний вид, образ, сопряженные атрибуты групповой, статусной принадлежности), которые можно имитировать с помощью фото в онлайн. Если говорить о трансакции офлайн-общения, рассматривая в качестве критериев эффективности ресурсные затраты, то виртуальное общение следует считать более эффективным, то есть менее затратным. Это рассуждение можно использовать в качестве объяснения привлекательности онлайн-контактов.

Непонимание в процессе общения

Знакомства офлайн молодых людей для дружбы происходят достаточно просто в процесс учебы, совместного проживания в общежитии, одном доме, на работе и т.д. Гендерные знакомства – гораздо сложнее. Данные с форума-онлайн[11] на портале «Интернет для женщин» (Women.ru) свидетельствуют о том, что на улице девушки знакомятся с юношами редко (классическое знакомство с инициативой молодого человека).

В действительности часто бывает взаимное желание знакомства и отсутствие результата. Срабатывают условности: визуальный код (амбивалентен – барьер и аттрактор), отсутствие правильной культуры (риторики, интересного экспромта со стороны инициатора знакомства – молодо-го человека). Часто общение заканчивается в самом начале. Трансакционные издержки нематериального характера – взаимная обида, непони-мание, боязнь повторения негативных эмоций, неуспеха. Налицо пять факторов-ограничений, выделенных М. Соколовым в офлайн общении[12].

Общение онлайн, по данным нашего исследования, происходит в большинстве случаев с теми, с кем молодые люди (студенты, магистранты) уже знакомы офлайн, это могут быть как девушки, так и юноши. По данным наших опросов, чаще такие знакомства квалифицируются как френдинг. Интерес молодых людей в 17–18 лет мало связан с флиртом и виртом онлайн. Ни один респондент «не сознался» в том, что ищет в сетях партнера для этих целей. Молодые люди (на основании их ответов) не зарегистрированы в специальных сетях для знакомств.

Предложение «в друзья» из анализа проведенных фокус-групп и интервью подтверждает вышесказанное:

– добавляю лишь тех, с кем знакома лично. Или же читаю сопроводительное к заявке письмо (хотя так делают не часто), чтобы понять, что за человек и с какой целью просится в друзья (Т. Ю.);

– в ВК уже продолжительный период, добавляю в друзья только знакомых мне людей, с которыми меня связывает оффлайн знакомство. Хотя по началу, такого отбора не было! (П. Р.);

– добавлю только тех, с кем знакома лично не зависимо от того, на сколько часто переписываемся (Ф. Г.);

– добавляю только людей, с которыми уже знаком (неважно, на-сколько долго) (А. Г.).


Таким образом, происходит избегание трансакционых издержек первого контакта, которые в большей или меньшей степени достаются офлайн, так как, судя по всему, чаще всего первое знакомство остается в реальном мире.В связи с этим интересен нечастый пример практики первых знакомств онлайн: «Лично у меня и у моих знакомых два повода для начала отношений в сети. Первый – мальчикам / девочкам нравится противоположный пол. Плюс он посмотрит фотографии, записи на стене, аккаунты в других соц. сетях, ответы на всяких ask, аудиозаписи и т.д. Потом «лайковый» период. Он должен ей лайкнуть запись или фотографию, ответит – значит все хорошо, нет – самому написать. Ну и пошло поехало общение. Второй – чисто профессиональный. Нравится мне / моим друзьям чье-нибудь творчество (рисунки, текста, музыка) – и мы явно высказывали свою позицию, сотрудничали, делились опытом, спрашивали если что. Ну и больше не особо общались, помимо этого» (Ю. Л.).

В виртуальном мире есть время для одномоментного получения информации о потенциальном друге – визуальные данные (фото) и информация по интересам и увлечениям, образованию, уровню культуры. Это позволяет обдуманно принять решение о виртуальном френдинге. Онлайн френд-знакомства не всегда переходят в реальный мир, часто они существуют преимущественно в виртуальной среде. Они комфортны и при выходе из отношений. Переживаний практически нет. Непонимания значительно меньше. Правила среды создают установку на формализованность и отстраненность френдинга, особенно если он не подкрепляется офлайн-общением. «Лишние» френды часто исключаются из френд-листа. Значительно более эмоционально переживаются реальные отношения, в этом случае сеть становиться лишь средством коммуникации.

Всравнительном аспекте трансакционные издержки онлайн-френдинга значительно ниже. Непонимание культурного кода общения, другие огра-ничения не переживаются в отношении френдов, с которыми нет общения офлайн.

Виртинг в нашем исследовании не нашел причастных к нему субъектов.

Издержки защиты свободы и прав собственности

Это одна из экономических категорий теории трансакции, которую нельзя буквально перенести в контекст коммуникационной теории на интеракцию в онлайн- и, отчасти, офлайн-коммуникацию. В онлайн-коммуникации защита свободы «личности» и «территории собственности». требуется лишь при наличии таких ситуаций, как грубость, навязчивость сообщений, троллинг, и легко решается пользователями сетей.

Троллинг не одобряется (не одобряю, считаю это унизительным, эти люди глупы – из ответа респондента), игнорируется, практически не практикуется как ответная реакция.

Френды по ряду причин (грубость, навязчивость, отсутствие оффлайн общения) убираются из френд-ленты: «Некоторые знакомые так дела-ют. Ну потому что считают их лишними в своем френдлисте. Но как бы сейчас все настолько упрощено, то, что эти люди спускаются вниз френдлиста, если вы с ним не общаетесь, не нравятся тебе его посты и прочее – заблокировал новости от него. Висит себе в друзьях, да и ладно. Вдруг понадобится как-нибудь. Демонстрируют чаще всего – никак. Очень редко – говорят что-нибудь вроде: «Ну мы же друзья, ты чего» или «А вот ты меня выкинул, теперь я тебе не помогу»». Таким, образом, «собственность» – территория аккаунта с аватаром (виртуальным лицом презентуемой личности) – хозяином и собственником территории периодически очищается от надоевших постов, «лишних френдов», лишней информации. Это не требует больших трансакционных издержек в виде материальных или психологических ресурсов.

В онлайн общении, основанном на дружеских или более близких отношениях между молодыми людьми, реальные ситуации могут требовать усилий для сохранения свободы в условиях узурпирования ее фанатичными друзьями или поклонниками: свободы личной, свободы обладания более широким кругом общения, особенно если субъекты связаны формальными, групповыми или другими обязательствами. В ряде случаев субъект общения рассматривается отчасти как «собственность» другого субъекта с правом преимущественного внимания и отношений, материальных притязаний.

Таким образом, параллели данного раздела в контексте трансакционной парадигмы достаточно условны. Однако очевидно, что и в заданном контексте трансакционные издержки избыточны в реальном мире.

Издержки оппортунистического поведения (предоставление неполной или искаженной информации в процессе общения)

Издержки оппортунистического поведения соотносятся с необходимостью выстраивания конкурентной стратегии презентации при участии индивидов в интеракции[13]. Большинство исследователей отмечают правдивость информации в аккаунтах социальных сетей. Это можно объяснить тем, что присоединение в друзья основывается на знании людей в офлайн-мире.

Однако «никто не выкладывает неудавшиеся фотографии, никто не пишет сразу про свой ужасный характер и т.д. В целом, я считаю, что социальные сети предоставляют огромные возможности для симуляции своих качеств: внешности – фотографии, пропущенные через множест-во фоторедакторов, жизни – постановочные кадры, личности – воз-можность написать что-угодно в описании профиля, интересов – воз-можность наполнять профиль любой информацией, и прочего. Ну и что тут говорить о полностью фейковых страницах, где есть возможность «сменить» пол, предстать в каком угодно образе и с каким угодно ха-рактером» (В.Я.).

Принимая во внимание методологический подход, основанный на том, что онлайн реальность не рождает ничего такого, чего бы не существовало мире офлайн, названные издержки присутствуют и имеют те же мотивы, что и при онлайн-общении. В чем же их отличия? В онлайн-режиме отсутствуют визуальные маркеры общения, поэтому здесь всегда есть риск заблуждаться относительно реального поведения и внешности партнера. Базовая потребность «быть не хуже других» определяет свое-образную «самоцензуру» на фото- и видеоматериалы, изречения и др. И даже приход «антимоды» на глянец, побуждающей выделяться и показывать бесстрашие пользователя «быть страшнее всех», не меняет в корне эту потребность: как правило, в общем портфолио «страшных» фото намного меньше, чем «красивых».

Офлайн-среда также предоставляет возможности для лжи и сокрытия информации от субъекта интеракции. Однако в условиях межличностного общения актору необходимо обладать определенным талантом имитации искренности или прилагать для этого значительные усилия, формировать доказательную базу, вовлекать «сообщников» и т.д. Такие действия предпринимаются только в особо значимых случаях или в отношениях со значимыми людьми. При этом риск быть раскрытым может свести на нет все усилия.

Заключение

Итак, можно говорить о том, что по нашим данным:
— в среде офлайн трансакционных издержек межсубъектных отношений значительно больше, чем в онлайн-среде. Это является еще одним объяснением привлекательности виртуальных отношений и онлайн-общения, дополняющих собой мир офлайн-коммуникаций;
— молодые участники онлайн — коммуникаций предпочитают формат френдинга и деловые отношения (учеба) другим отношениям;
— практически не приглашают не знакомых онлайн лиц в друзья, при наличии запроса от незнакомца ответным «жестом» часто является вопрос «Зачем тебе это надо?» или игнорирование запроса;
— о важности грамотной самопрезентации свидетельствует тот факт, что в редких, по мнению респондентов, случаях принятия запроса, внимательно изучается аккаунт претендента;
— самопрезентация на площадке «ВКонтакте», по мнениям участников, отличается преобладанием достоверных формальных данных о себе, преобладанием визуальных текстов (фото, не обязательно «гламурные»), с подсознательным, как нам понятно, ожиданием социального одобрения;

Особенности других офлайн площадок могут диктовать другие условия самопрезентации. Мотивы выбора того или иного формата присутствия в сети определяет набор инструментов самопрезентации, большую или меньшую степень анонимности, лукавства, драматургию социальных ролей.

[2] Cheng S.N.S. The Transactijn Costs Paradigm // Economic Inguiry. 1998. Vol. 3. Р. 6–4.
[3] Уильмсон О.И. Поведенческие предпосылки современного экономического анализа // TYESIS. 1993. Вып. 3. С. 39–49.
[4] Соколов М. Онлайновый дневник, теории виртуальной идентичности и режимы раскрытия персональной информации // Блоги: новая реальность. Личность и межличностное взаимо-действие в сети Internet. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2007. С. 9–39.
[5] Соколов М. Онлайновый дневник, теории виртуальной идентичности и режимы раскрытия персональной информации // Блоги: новая реальность. Личность и межличностное взаимо-действие в сети Internet. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2007. С. 9–39.
[6] Гофман И. Стигма Заметки об управлении испорченной идентичностью [Электронный ресурс] // Портал Высшей школы экономики. URL: www.hse.ru/data/2011/11/15/ 1272895702/Goffman_stigma.pdf (дата обращения: 20.10.1916).
[7] Piqueras J.A., Espinosa-Fernández L., Garcia-Lopez L.J., Beide, D.C. Validación del Inventario de
Ansiedad y Fobia Social-Forma Breve en jóvenes adultos españoles[SPAI-B: Psychometric properties in young adults]. Behavioral Psychology // Psicologia Conductual. 2012. № 20. Р. 505–528.
[8] Шюц А. Структура повседневного мышления // Социологические исследования. 1988. № 2.
[9] Соколов М. Онлайновый дневник, теории виртуальной идентичности и режимы раскрытия персональной информации // Блоги: новая реальность. Личность и межличностное взаимо-действие в сети Internet. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2007. С. 9–39.
[12] Здесь и далее в примерах – текстах пользователей социальных сетей (даны курсивом) – полностью сохраняется орфография и синтаксис их авторов.
[13] Форум-онлайн [Электронный ресурс] // Портал «Интернет для женщин» (Women.ru). URL: www.woman.ru/relations/medley4/thread/4295569/ (дата обращения: 20.10.2016).
Так, на вопрос «Где с Вами чаще знакомятся?» большинство девушек на форуме отвечают: «Нигде», – далее – чаще «на работе», и всего один от-вет: «В соц. сетях» (возраст 23–25 лет).
[14] Соколов М. Онлайновый дневник, теории виртуальной идентичности и режимы раскрытия персональной информации // Блоги: новая реальность. Личность и межличностное взаимо-действие в сети Internet. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2007. С. 9–39.
  • 0
  • 0

(0) (0) ()

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.