Аналитика трансформации межличностного общения под воздействием социальных сетей: от прагматического приятия до романтического отрицания

Blog by admin
Авторы: Глухов А.П.,
кандидат философских наук, доцент кафедры социальных коммуникаций, Томский государственный университет.

Окушова Г.А.,
кандидат философских наук, доцент кафедры социальных коммуникаций, Томский государственный университет.

Аннотация
Статья посвящена обзору исследовательской аналитики трансформации коммуникативной культуры виртуальных межличностных отношений и виртуальной идентичности молодёжной аудитории в пространстве социальных медиа и ее последствиям для архитектуры межличностных отношений. Дается абрис ключевых направлений исследований интернет-коммуникации, так или иначе, затрагивающих вопросы идентичности, построения и воспроизводства виртуальных межличностных отношений в социальных сетях и находящихся в широком диапазоне от прагматического приятия с целью повышения эффективности использования в различных социальных целях, до романтического отрицания с позиций технологического консерватизма.
Ключевые слова: межличностная коммуникация, социальные сети, социология повседневности, культура сетевых коммуникаций, виртуальная идентичность.

Публикация подготовлена при финансовой поддержке РГНФ (научный проект № 16-13-70004)

Виртуальный характер интернет-коммуникаций меняет межличностные отношения между людьми, что, в свою очередь, отражается на процессах их понимания и описания. Как отмечает исследователь Дж. Уолтер в своей книге «Компьютерно-опосредованная коммуникация и межличностные отношения»: «Компьютерно-опосредованные (CMC) системы коммуникации в самых разных формах становятся неотъемлемой частью инициации, развития и поддержания межличностных отношений. Они участвуют в тонком формировании коммуникации практически в каждом реляционном контексте» [1].

Отметим, что тема анализа трансформации режимов и фреймов виртуальной межличностной коммуникации и коммуникативной идентичности в киберпространстве социальных медиа, нашедшая достаточно широкое отражение в зарубежных исследованиях, слабо представлена применительно к российскому контексту. Если трансформациям различных типов профессиональной коммуникации (журналистики, маркетинговых, рекламных, образовательных коммуникаций, PR и HR) посвящен большой корпус исследований российских аналитиков, то изменения самой организации коммуникативного пространства при межличностном виртуальном контакте описываются в российском научном дискурсе достаточно фрагментарно и, в основном, в парадигме социальной психологии и терапии (виртуальное аддиктивное поведение).

Главный исследовательский вопрос должен быть о том, каким образом сетевое поколение молодежи организовывает свои виртуальные межличностные коммуникации. Попытаемся в данной статье обрисовать ключевые направления исследований интернет-коммуникации, так или иначе, затрагивающие вопросы идентичности, построения и воспроизводства виртуальных межличностных отношений в социальных сетях. В их числе:
– анализ сетевого общения студентов колледжей и университетов,
– исследование интернет-комьюнити,
– изучение концепции виртуальной идентичности и самопрезентации,
– аналитика критики интернет-коммуникаций как инструмента редукции аутентичного межличностного общения.

Отметим, что выбор виртуальных социальных взаимодействий студентов вузов в качестве объекта мониторинга не случаен и продиктован не только удобством доступности данного типа респондентов. Анализ их сетевой активности как авангарда цифрового поколения давно стал одним из трендов для мировой традиции изучения воздействия социальных сетей на социальные взаимоотношения (relationship). В научной литературе можно выделить целое направление исследований, посвященное выявлению воздействия социальных медиа на межличностные взаимоотношения, учебную и внеучебную деятельность учащихся колледжей и студентов различных стран (studies on the Usage of Social Networking Sites among College Students).

Изучение зарубежной литературы позволяет сделать краткий обзор исследований, фокусирующихся на анализе межличностных коммуникаций в Интернет. Выбор студенческих коммуникаций как объектов исследований виртуального общения вполне объясним: сегодня социальные сети являются важной частью жизни молодежи (Gemmill and Peterson: 2006) [2]. Студенты, по сравнению с любой другой социально-демографической группой, вовлечены в сетевые коммуникации больше, потому что они широко используют новые технологии, в том числе, для выстраивания межличностных отношений.

Исследователи К. Лим и Э. Меер [3], рассматривая процесс адаптации корейских студентов к процессу обучения в Соединенных Штатах Америки, стремились получить ответ на два ключевых вопроса: как иностранные студенты используют сайты социальных сетей (SSN), и как они оценивают влияние социальных сетей на их аффективно-эмоциональную и учебно-академическую адаптацию? Результаты исследования показали, что корейские студенты только выиграли от использования сайтов социальных сетей. Виртуальное взаимодействие позволило им сократить уровень стрессовой нагрузки в новой для них западной культуре, предоставив возможность виртуально подключаться и «подпитываться» от общения со своими родителями и друзьями, проживающими в Южной Корее.

В исследовании М. Бёрк и К. Марлоу [4] решается вопрос о том, как Facebook влияет на социальный капитал пользователя в зависимости от типа его деятельности, его психологических установок и ресурсов. Особый акцент в исследовании делается на анализ виртуальных коммуникаций студентов колледжей. Согласно позиции авторов, они сильно мотивированы поиском социально полезной информации, к примеру, дающей возможность больше узнать о людях, с которыми они встречались офлайн и готовы поглощать информацию, увеличивающую их социальных капитал за счет наведения мостов с нужными людьми.

Исследователи Куан-Ю Линь и Пэн Лу [5] применили теорию мотивации для выявления мотивов использования сайтов социальных сетей среди студентов колледжа. В результате проведенного эмпирического исследования с участием 402 респондентов они пришли к выводу о том, что «удовольствие» было самым влиятельным фактором увеличения времени использования сайтов социальных сетей среди студентов колледжа.

Х. Бичен и Н. Кавус [6] оценили использование сайтов социальных сетей среди студентов факультета компьютерных учебных технологий и обнаружили, какие сайты социальных сетей являются наиболее предпочтительными для студентов. Исследование показало, что использование и обмен знаниями в Интернете является неотъемлемой частью жизни студентов колледжа.

Р. Миллер, К. Парсонс и Д. Лифер [7], проводившие опрос среди студентов об использовании сайтов социальных сетей, пришли к парадоксальному выводу о том, что студенты колледжей регулярно «постят» контент, отталкивающий потенциальных работодателей. И это они делают, будучи осведомлены, благодаря публикациям в прессе, о возможных негативных последствиях для карьеры от подобного рода виртуальной активности.

Джи-Хонг Парк [8] исследовал использование сайтов социальных сетей (SNS) тремя группами пользователей (бакалавры, выпускники и преподавательский состав) в Университете Йонсей в Сеуле (Южная Корея). Анализ показал, что три группы пользователей продемонстрировали различные паттерны использования сайтов социальных сетей. Исследование продемонстрировало, что бакалавры использовали сервисы приватного общения через профайл больше, чем сервисы комьюнити-общения в группах, в то время как выпускники использовали сервисы комьюнити-общения больше, чем сервисы приватного общения через профайл. В то же время, большинство преподавателей вообще не проявили себя в качестве активных пользователей сети. Как справедливо отмечают Вон Ким и Санг-Вон Ли [9], сегодня студенты колледжа используют многочисленные сайты социальных сетей, чтобы оставаться на связи со своими друзьями, заводить новых «френдов» и делиться созданным пользователями контентом: фотографиями, видеороликами, блогами и т. д.

Американские исследователи Дж. Пелучетте и К. Карл [10] провели опрос студентов Среднего Запада (США) с целью выяснения их мотивов использования сайтов социальных сетей и восприятия относительной уместности информации, которую они публикуют. Исследование показало, что респонденты, как правило, твердо согласны с тем, что они чувствуют себя комфортно, общаясь со своими друзьями, одноклассниками и семьей через сети и открывая для них доступ к своим профилям, но относятся, скорее, нейтрально, в плане виртуальных посещений и доступа к своим профайлам со стороны работодателей и незнакомцев.

Дж. Гудмен [11] исследует, как учащиеся используют сайты социальных сетей и программы, которые они считают наиболее привлекательными, а также пытается понять причины увеличения масштабов вовлеченности в интернет-коммуникации студентов колледжа. Он вполне справедливо отмечает, что «сайты социальных сетей не являются частью жизни учеников в наши дни, на самом деле – это их жизнь». Молодежь – это не только ранние приверженцы большинства новых технологий, но они также являются одними из самых сложных и требовательных пользователей. Исследование, проведенное учёными Лампе, Эллисоном и Штайнфельдом [12] среди студентов колледжей в университете Среднего Запада (США), показало, что студенты чаще всего используют социальные сети для достижения коммуникативных целей – поддержки связей со своими друзьями из средней школы, а также формирования отношений с теми людьми, с которыми они уже встречались в офлайне, например, в своих общежитиях или в классах. Аналогичным образом Эллисон (2007) обнаружил, что студенты колледжа использовали сайты социальных сетей для поддержки или укрепления уже существующих, а не создания новых отношений.

В фокус внимания ученых, изучающих особенности использования социальных сетей студентами колледжей, попали и эффекты их влияния на межличностные отношения молодых людей. Так, в рамках направленного на это исследовательского проекта «Студенты Университета Западной Вирджинии» [13] (2011) был опрошен 221 студент колледжа вместе с членами их семей. В результате было отмечено, что межличностные отношения студентов колледжа значительно улучшились из-за возрастающего процента учащихся, использующих сайты социальных сетей для общения с членами своей семьи.

Д. Рид и Ф. Рид [14] искали ответ на вопрос о том, как виртуальная технология может положительно влиять на межличностное общение. В своём исследовании они указывают на то, что по сравнению с другими средствами связи, пользователи сайтов социальных сетейс большей вероятностью обсуждают свое «реальное Я» именно на этих коммуникатвиных площадках. Похоже, что есть что-то особенное в сайтах социальных сетей, что позволяет людям доверительно развивать свои межличностные отношения с другими.

С другой стороны, некоторые опции сетей дезавуируют персональную природу общения, особенно когда виртуальный / электронный контакт, время от времени, заменяет контакт лицом к лицу. Хотя могут существовать различные мнения, хорошо это или плохо, по крайней мере, подтверждается тезис о том, что социальные сети меняют ландшафт межличностного общения. Так, исследования, проведенные К. Мацубой [15], показали, что отношения в реальной офлайн-жизни рассматриваются учащимися как более «реальные» в негативных и позитивных аспектах личных качеств, тогда как общение через интернет-отношения воспринимается как менее экстремальное. Если отношения реальной жизни воспринимаются как более «настоящие», а сайты социальных сетей – это просто интерактивная среда общения для этих реальных жизненных отношений, тогда исследователи должны учитывать, насколько сами социальные сайты определяют и влияют на характер отношений. Исследование показывает, что те, кто использует Интернет для создания и поддержания вторичных отношений в дополнение к реальной жизни, демонстрируют более высокие уровни реляционной уверенности и высокие ожидания от будущего взаимодействия со своими онлайн-партнерами. Было также установлено, что время, проведенное онлайн и положительные взгляды на Интернет, приводят к более благоприятному взгляду на онлайн-отношения. Учащиеся коммуницируют в социальных сетях непосредственно через постинг сообщений на публичной «стене» и написание личных сообщений в мессенджерах, а также косвенно, просматривая профили других пользователей. Социальные сети необходимы студентам для развития старых и новых отношений. Они также используются ими в межличностных взаимоотношениях для манифестации, мониторинга и проверки статуса, а также приверженности отношениям. Особенно, когда пользователи наполняют контентом свой профиль, выбирают свои фото для персональных страниц и публично пишут посты на «стенах». Все это показывает, насколько широко социальные сети используются для определения, совершенствования и поддержания межличностных отношений в реальной жизни.

Краткий обзор зарубежных исследований по использованию студентами сайтов социальных сетей позволяет нам говорить о том, что учёные единодушны в определении коммуникативных платформ Интернета как инфраструктуры для построения / поддержания межличностных отношений. Перспективу дальнейших научных изысканий мы видим в описании переплетения и взаимной игры реальных взаимодействий и онлайн-коммуникаций в переопределении межличностных отношений цифрового поколения. Следует признать тот факт, что сегодня Интернет-коммуникации фундаментально инкорпорированы в построение и поддержание межличностных отношений студенческой молодежи.

Одно из ключевых направлений в изучении воздействия интернета на характер и архитектуру общения занимают исследования интернет-сообществ, структуры и организации коммуникации в них. Вопросы становления и развития исследовательской парадигмы интернет-сообществ в зарубежной литературе отображены в работах Дж. Бишопа, Т. Нишигами, А. Ньюса, Э. Рейд, Г. Рейнгольда, Р. Скобла, Б. Уэллмана [16], Р. Хаммана, Фриндте и Келлера [17], Б. Веллмэна [18], Л. Фримена, С. Вассермана [19], Р. Хойслинга [20], Рейда, Сулера и др. Среди отечественных исследований в данной области следует выделить работы А. Жичкиной [21], С. В. Бондаренко [22], В. Е.Гревцова [23], М. С. Добряковой, Д. А.Иванченко, Р. В. Кончаковского, А. О. Разинкиной, И. Н. Розиной [24], В. Л. Силаевой, А. Б. Скуратова, А. А. Стриженко, В. Н. Щербины [25]. В рамках данного корпуса исследований разрабатываются темы разнообразия интернет-комьюнити, их места в новом поле взаимодействия, мотивы и потребности участников таких сообществ, возможности и перспективы участия научного сообщества в интернет-коммуникации, особенности культуры интернет-сообществ.

В число ключевых направлений исследований интернет-коммуникации входит также тематизация понятия «самопрезентации», поскольку среда Интернет провоцирует любого пользователя на креативно-перформативную деятельность, связанную с самопрезентацией себя другим в различных чатах, форумах, блогах и аккаунтах социальных сетей.

В последние 15 лет активно развивается направление социально-психологических исследований, тематизирующее процесс виртуализации «Я», конструирования и самопрезентации идентичности в Интернет (аналитику зарубежных и российских исследований по данной тематике можно найти в статьях А. Жичкиной [26]). На основе анализа литературы можно выделить две группы причин создания виртуальных личностей: «мотивационные» (удовлетворение уже имеющихся желаний) и «поисковые» (желание испытать новый опыт как некоторая самостоятельная ценность), так и «для других» — с целью произвести определенное впечатление на окружающих (Young [27], Turkle [28]).

Западные исследователи В. Фриндте, Т. Келер и Т. Шуберт [29] выделяют большой набор факторов, оказывающих влияние на самопрезентацию и идентификацию в Сети:
– опыт взаимодействия c компьютером и опосредованного компьютерного общения;
– присутствие и анонимность аудитории;
– степень самосознания пользователя (личное самосознание – концентрация человека на своем состоянии и особенностях или публичное – концентрация человека на том, как он выглядит в глазах окружающих);
– идентификация c социальной группой/категорией пользователей компьютера (социальная идентичность).

Таким образом, в последние годы появилось значительное количество работ, рассматривающих психологические аспекты трансформации межличностного общения в социальных сетях и сообществах Интернета. Исследователи активно обсуждают вопросы психологической мотивации самопрезентации в Сети (защитная и познавательная), причин глубокой вовлеченности и, порою, сетевой аддикции (вхождение в ситуацию «потокового сознания»), изменений в социальной организации сетевых сообществ, влияния социально-статусных характеристик. Целый ряд научных работ посвящен изменению семантики общения за счет появления различного рода неологизмов и новой символически-семантической организации общения на сетевых платформах.


Рис. 1. Иронический коллаж эволюции homo sapiens в человека цифровой эпохи (поколение Z)

Отметим, что оценка влияния Интернета на пользователей не является однозначно положительной. Анализ зарубежной литературы позволяет сделать вывод о том, что в западной традиции исследований воздействия электронных социальных сетей на коммуникацию существует устойчивое консервативное направление критики технологии, интерпретирующее использование инструментов виртуальной коммуникации как отход от подлинной аутентичности отношений. Этот подход не является чем-то неожиданным для дискурса о коммуникативных технологиях, так как каждый новый скачок в развитии технологий всегда альтернативно воспринимается как спаситель отношений или предвестник изоляции[30] (Baym, 2009). Популярная западная пресса часто ссылается на сайты социальных сетей (SNS) как «антиобщественную силу» (Copeland, 2011)[31], «пространство, где нет места одиночеству» (Armstrong Moore, 2010)[32] и место «риска отчуждения» (Pullella, 2011)[33].

Согласно М. Берлингеру[34] виртуальный жизненный опыт может лишить нас жизненной зоркости. Реальные человеческие контакты необходимы для нашего физического, психологического и социального благополучия. Однако для сегодняшего дня становится почти невозможным обнаружить людей, прогуливающихся без мобильных устройств в руках. Социологи[35] отмечают, что пользователи социальных сетей, как правило, не выпускают из рук свои гаджеты и используют сетевые мобильные приложения, даже если они проводят встречи лицом к лицу со своими друзьями. Так, В. Уэлман и его коллеги описывают феномен «семьи после семьи», когда близкие люди взаимодействуют со своими устройствами больше, чем друг с другом (Wellman & Hogan, 2006)[36].Иследователи Р. Краут, М. Паттерсон и др.[37] указывают на то, что частое использование сайтов социальных сетей приводит к циклическим психологическим отклонениям. Чем больше времени пользователь проводит в Интернете, тем меньше времени он тратит на аутентичные отношения. По мнению учёных, поколение Y (рожденное между 1980 и 2000 годами), похоже, теряет навыки реального социального взаимодействия, потому что коммуницирует через мессенджеры.

В чём это проявляется?

1. Молодые люди обладают низкой медиаграмотностью, поскольку воспринимают социальные сети как приватное пространство, не требующее демонстрации публичных навыков, а также могут иметь проблемы со здоровьем из-за чрезмерного использования социальных сетей (Д. Касс и М. Гриффитс, 2011)[38].
2. Подростки, страдающие on-line-зависимостью, утрачивают навыки общения, тесно связанные с её невербальной составляющей (мимика, жесты, экстралингвистика, паралингвистика, визуальный контакт и др.). В результате постоянной онлайн-переписки «под ударом» оказывается способность разговаривать и общаться «лицом к лицу». Подобная утрата реляционных навыков общения негативно влияет на семейные отношения, социализацию, успеваемость в школе и занятость (Д. Драссел, 2012)[39].
3. В сознании подростков онлайн-отношения обладают таким же модусом реальности, как и офлайн-взаимодействия, будучи такими же долгосрочными, доверительными и значимыми для них (Mishna, Mcluckie & Saini, 2009)[40].
4. Чрезмерное использование Интернета и социальных сетей может ограничить надлежащее развитие межличностных навыков (Wolak, Mitchell &Finkelhor, 2003)[41].
5. Слабое развитие навыков межличностного общения сказывается на умении разрешать конфликтные ситуации. Рост подростковой зависимости от интернет-технологий коммуникации приводит к снижению способности справляться с реальными жизненными конфликтами. Как показали исследования, подростки, у которых были близкие сетевые отношения, были отмечены высоким уровнем конфликтности и испытывали сложности в общении со своими родителями (Mishna et al., 2009)[42].

Исследование, проведенное С. Тёнбулл[43] в 2010 году, показало, что поколение Y и более ранние Х видят общение «лицом к лицу» как идеальный способ коммуникации, который они не могут себе позволить из-за изменившегося образа жизни в условиях мобильного Интернета. При этом поколение Y предпочитает общаться через текстовые сообщения, хотя это и приводит к утрате качества общения, поскольку не хватает невербальных сигналов, которые способствуют прояснению ситуации и идентификации эмоций. Исследователи из Эссекса отмечают, что, обсуждение персонально значимых тем с использованием смартфона ставит под угрозу межличностные отношения. Личные переговоры являются чрезвычайно уязвимыми, и говорящий будет обескуражен, если слушатель отвлекается на смартфон, выражая тем самым слабую вовлеченность в разговор. Такие условия эффективного межличностного общения как забота и эмпатия при доверительном раскрытии партнера ставятся подобным поведением под вопрос (Przybylski&Weinstein, 2013)[44].

Пожалуй, наиболее развернутая критика новых коммуникационных технологий в плане их негативного воздействия на межличностное общение и эрозию персональных отношений дана американской исследовательницей Ш. Тёркл в ее книге «Одиночество совместно» («Alone together»). Она отмечает, что сила современных IT- и коммуникационных технологий заключается в том, что они, подобно змею-искусителю, предлагают соблазнительные решения, там, где люди чувствуют свою человеческую уязвимость: «И, как оказалось, мы действительно очень уязвимы. Мы одиноки, но боимся близости. Цифровые соединения и роботы могут предложить иллюзию общения без требований дружбы. Наша сетевая жизнь позволяет нам скрываться друг от друга, даже когда мы привязаны друг к другу. Мы скорее предпочитаем постить тексты на своих цифровых устройствах, чем говорить по телефону или «лицом к лицу»[45].


Рис. 2. Коллаж-аллегория «цифрового одиночества» в сети

Далее Ш. Тёркл отмечает, что виртуальные коммуникации торгуют надеждой, предлагая симуляцию общения взамен стоического одиночества: «Люди говорят о доступе к Интернету на своих мессенджерах BlackBerries [известный зарубежный сервис-мессенджер] как о «месте надежды» в жизни, месте, где одиночество может быть побеждено. Женщина в возрасте шестидесяти лет описывает свой новый iPhone: «Это похоже немного на то, что весь Таймс-сквер находится в моем бумажнике. Всюду огни. Всюду люди, с которыми я могу встретиться». Люди одиноки. Сеть соблазнительна. Но если мы всегда будем внутри нее, мы можем отказать себе в наградах одиночества»[46]. Ш. Тёркл отмечает компульсивно-навязчивый характер сетевого поведения современной молодежи и подростков. Хотя, современные подростки не в меньшей степени, чем предыдущие поколения, нуждаются в том, чтобы учиться эмпатии, рефлексировать о ценностях и своей самобытности, а также выражать чувства, они не имеют для этого времени. Коммуникационные технологии заставляют их быть всегда подключенными, всегда на связи, скорость и краткость виртуальных коммуникаций изменили правила социального взаимодействия: «Текстовый мир быстрого реагирования не то чтобы делает вообще невозможным самоанализ, но мало способствует его развитию. Когда коммуникативные обмены переформатируются под формат небольшого экрана и сводятся к эмоциональной стенографии смайликов, это приводит к неизбежным упрощениям коммуникации»[47]. Ш. Тёркл утверждает, что изменяется и интерпретация интимности в мире публично-цифровых коммуникаций: традиционно развитие интимности требовало конфиденциальности. Цифровая интимность без конфиденциальности заново объясняет, что такое интимность[48]. Благодаря мобильным коммуникативным технологиям, изменяется и формат взаимодействия подростков с родителями: «родители могут быть перенесены в промежуточное пространство, например, созданное сотовым телефоном, где всегда важно сохранять общение на скоростном наборе»[49].

В целом, способ квазисинхронной континуальной коммуникации с помощью смартфонов, постепенно становится, как отмечает Ш. Тёркл, санкционированной социальной нормой, хотя, еще в прошлом веке, это выглядело бы как патология (рис. 7). Она пишет: «В жизни текстовых сообщений и обмена сообщениями те, кто в этом списке контактов, могут быть представленными почти по требованию. Вы можете взять то, что вам нужно, и двигаться дальше. И, если вы не удовлетворены, вы можете попробовать кого-то другого… Со временем новый стиль бытия друг с другом становится социально санкционирован. В каждую эпоху некоторые способы общения становятся естественными. В наше время, то, что мы можем существовать, только постоянно находясь в контакте, нуждаясь в постоянном контакте, уже не кажется проблемой или патологией, но является «убежищем» которое предоставляет технология. Это становится нормой»[50].


Рис. 3. Коллаж: современная «семья без семьи»

В своей книге Ш. Тёркл пессимистически заключает: «В онлайне мы легко находим «компанию», но измучены давлением необходимости совершенного самопредставления. Мы наслаждаемся продолжительной коммуникацией, но редко пользуемся в ней полным вниманием других. Мы можем мгновенно заполучить аудиторию для своих сообщений, но то, что мы говорим друг другу в новом упрощающем жанре сокращений, становится плоским. Нам нравится, что Интернет «знает» о нас, но это возможно только потому, что мы ставим под угрозу нашу конфиденциальность, оставляя электронные «следы», которые могут быть легко использованы как в политическом, так и в коммерческом плане»[51].

Кратко описанная выше критика виртуальных интернет-коммуникаций с позиций консервативного романтизма аутентичных отношений имеет обоснованный и глубокий характер. Но, к сожалению, единственная альтернатива, которую она может предложить – это отказ от электронных девайсов и виртуальной сетевой коммуникации, что вряд ли является осуществимым и социально привлекательным.

Литература
[1] Walther, J. B. (2011). Theories of computer-mediated communication and interpersonal relations.In M. L. Knapp & J. A. Daly (Eds.), The Sage handbook of interpersonal communication (4th ed., pp. 443-479). Thousand Oaks, CA: Sage, p. 443.
[2] Gemmill E., Peterson M. 2006. Technology Use Among College Students: Implications for Student Affairs Professionals. NASPA Journal, 2006, Vol. 43, no. 2.pp. 280-300
[3] Keol, Lim and Ellen,B. Meier. 2012. International Student’s Use of Social Network Services in the New Culture: A Case Study with Korean Youths in the United States. Asia Pacific Educ. Review.
[4] Burke, M., Kraut, R., Marlow, C. (2011). Social capital on Facebook: Differentiating uses and users. ACM CHI 2011: Conference on Human Factors in Computing Systems.
[5] Kuan-Yu, Lin and His-Peng, Lu. 2011. Why People Use Social Networking Sites: An Empirical Study Integrating Network Externalities and Motivation Theory. Computers in Human Behaviour,27/3, pp. 1152-1161.
[6] Bicen, Huseyin and Cavus, Nadire. 2010. The Most Preferred Social Network Sites by Students” Procedia Social and Behavioural Sciences, 2,pp. 5864-5869.
[7] Miller, Robert. Parsons, Kristine and Lifer,David.2010. Students and Social Networking Sites: The Posting Paradox. Behaviour and Information Technology, 29, 4; pp. 377-382.
[8] Park Ji-Hong. 2010. Differences among University Students and Faculties in Social Networking Site Perception and Use: Implications for Academic Library Services. The Electronic Library, 28, 3; pp. 417-431.
[9] Kim, Won; Ok-Ran Jeong; Sang-Won Lee (2010).«On social Web sites».Information Systems.35 (2): pp. 215–236.
[10] Peluchette, J. and Karl, K. 2008. Social Networking Profiles: An Examination of Student Attitudes Regarding Use and Appropriateness of Content. Cyberpsychology and Behaviour, 11 (1), pp. 95-97.
[11] Goodman, J. 2007. “Click First, Ask Questions Later: Understanding Teen Online Behaviour”. Aplis, 20(2), 84-86.
[12] Nicole, B. Ellison. Charles, Steinfield and Cliff, Lampe. 2007. “The Benefits of Facebook ‘Friends’: Social Capital and College Students’ Use of Online Social Network Sites”. Journal of Computer-Mediated Communication, 12/4, pp. 1143–1168.
[13] Katko, B. 2011.WVU Study Shows Effects of Social Networking on Family Relationships.West Virginia University.
[14] Donna, Reid and Fraser, Reid. 2004. “Insights into the Social and Psychological Effects of SMS Text Messaging”. pp. 1-11.
[15] Matsuba, K. 2006. “Searching for Self and Relationships Online”. CyberPsychology & Behavior, 9(3), 275-284.
[16] Wellman B. Network Analysis: Some Basic Principles// Sociological Theory – San Francisco: Jossey-Bass, 1983 – P.155-200.
[17] Фриндте В., Келер Т., Шуберт Т. Публичное конструирование «Я » в опосредствованном компьютером общении// Гуманитарные исследования в Интернете/Под ред. А.Е. Войскунского. М., 2000.
[18] Wellman B. Network Analysis: Some Basic Principles// Sociological Theory – San Francisco: Jossey-Bass, 1983 – P.155-200.
[19] Wasserman S., Faust K. Social Network Analysis: Methods and Applications – New York: Cambridge University Press, 1994 – 495 p.
[20] Хойслинг Р. Контексты и перспективы сетевой теории // Социальные процессы как сетевые игры. Социологические эссе по основным аспектам сетевой теории – М., Логос-Альтера, 2003. –192 c.
[21] Жичкина А. Социально-психологические аспекты общения в Интернете. — М.: Дашков и Ко, 2004. — 117 с.
[22] Бондаренко С. В. Социальная структура виртуальных сетевых сообществ: автореф. дис. д-ра социол. наук / С. В. Бондаренко. Ростов н/Д, 2004. — 27 с.
[23] Гревцов В. Е. Развитие социальных связей и отношений в виртуальных сообществах // Социосфера. 2010. — № 1. — С. 59-61.
[24] Розина И. Н. Виртуальные исследовательские сообщества: от зарубежных моделей к отечественным примерам // Образовательные технологии и общество (EducationalTechnology&Society). 2009. -№ 2. — С. 389-408.
[25] Щербина В. Н. Сетевые сообщества в ракурсе социологического анализа (опыт рефлексии становления «киберкоммуникативного континуума) / В. Н. Щербина. Бердянск: Бердянский гос. пед. ин-т, 2001. — 252 с.
[26] Жичкина А. Социально-психологические аспекты общения в Интернете. — М.: Дашков и Ко, 2004. — 117 с.
[27] Young K. S. Internet addiction: The emergence of a new clinical disorder//CyberPsychology and Behavior. 1998. № 3 (1).
[28] Turkle Sh. Parallel lives: working on identity in virtual space//Constructing the self in a mediated world: inquiries in social construction. N.Y., 1996.
[29] Фриндте В., Келер Т., Шуберт Т. Публичное конструирование «Я » в опосредствованном компьютером общении// Гуманитарные исследования в Интернете/Под ред. А.Е. Войскунского. М., 2000.
[30] Baym, N. K. (2009). A Call for Grounding in the Face of Blurred Boundaries.Journal of Computer-Mediated Communication, 14(3), 720–723. doi:10.1111/j.1083-6101.2009.01461.x
[31] Copeland, L. (2011, January 26). The anti-social network.Slate, By helping other people look happy, Facebook is making us sad. Retrieved September 21, 2011, from www.slate.com/id/2282620/
[32] Armstrong Moore, E. (2010, June 21). Facebook, Twitter no place for the lonely. CNet News. Retrieved September 21, 2011, from news.cnet.com/8301-27083_3-20008335-247.html
[33] Pullella, P. (2011, January 24). Pope warns of alienation risk in social networks. Reuters. Retrieved from http:// www.reuters.com/article/2011/01/24/us-pope-facebook-idUSTRE70N22P20110124
[34] Berlinger, M. R. (2000, February 23). Internet and alienation.The New York Times. Retrieved from www.nytimes.com/2000/02/23/opinion/l-internet-andalienation-946346.html?scp=1&sq=internet%20and%20alienation&st=cse
[35] Busko, M. (2009). Cell phone crazy: anxiety linked with increased cell-phone dependence, abuse. Retrieved from cellphonecrazytech.blogspot.com/2009/08/anxiety-linked-withincreased-cell.html
[36] Wellman, B., & Hogan, B. (2006).Connected Lives: The Project.In P. Purcell (Ed.), Networked Neighbourhoods. London: Springer-Verlag.
[37] Kraut, R., Patterson, M., Lundmark, V., Kiesler, S., Mukophadhyay, T. & Scherlis, W. (1998). Internet paradox: a social technology that reduces social involvement and psychological well-being?.American Psychologist, 53(9),
1017-1031.
[38] Kuss, D. J. & Griffiths, M. D. (2011).Online social networking and addiction – a review of the psychological literature.International Journal of Environmental Research and Public Health, 8(9), 3528-3552.
[39] Drussel, John. (2012). social networking and interpersonal communication and conflict resolution skills among college freshmen.Retrieved from sophia.stkate.edu/msw_papers/21.
[40] Mishna, F., Mcluckie, A. & Saini, M. (2009). Real-World dangers in an online reality: a qualitative study examining online relationships and cyber abuse. Social Work Research, 33(2), 107-118.
[41] Wolak, J., Mitchell, K., & Finkelhor, D. (2003). Escaping or connecting? Characteristics of youth who form close online relationships.Journal of Adolescence, 26(1), 105-119.
[42] Mishna, F., Mcluckie, A. & Saini, M. (2009). Real-World dangers in an online reality: a qualitative study examining online relationships and cyber abuse. Social Work Research, 33(2), 107-118.
[43] Turnbull, C. (2010). Mom just facebooked me and dad knows how to text. The Elon Journal of Undergraduate Research in Communications, 1(Spring), 5-16.Retrieved from www.elon.edu/docs/eweb/academics/communications/research/01TurnbullEJSpring10.pdf
[44] Przybylski, A. K., & Weinstein, N. (2013). Can you connect with me now? How the presence of mobile communication technology influences face-to-face conversation quality. Journal of Social and Personal Relationships, 30(3), 237-246.
[45] Turkle, Sherry (2011). Alone together: why we expect more from technology and less from each other. Published by Basic Books.p.15.
[46] Ibid, p. 16.
[47] Ibid, p. 143.
[48] Ibid, p. 144.
[49] Ibid, p. 145.
[50] Ibid, p. 149.
[51] Ibid, p. 225.
  • 0
  • 0

(0) (0) ()

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.