МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИЗУЧЕНИЯ ОБЩЕСТВА-СЕТИ

Автор: Носова C.C..

Тема доклада: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИЗУЧЕНИЯ ОБЩЕСТВА-СЕТИ

Возникновение Общества-Сети на стыке XX и XI веков обусловлено, в первую очередь, появлением новых информационных технологий и Интернет, ставшего неким виртуальным воплощением информационно-коммуникативного пространства.
В самом начале Интернет представлял собой всемирную информационную сеть, которая служила только источником получения информации и представляла весьма ограниченные возможности связи и обмена ею между относительно немногочисленными участниками сети – новаторами, первыми откликнувшимися на это технологическое новшество.


Однако информационные технологии последнего десятилетия развивались настолько быстро, что сегодня пользователями Интернет являются почти все люди, вовлеченные в активные социальные взаимодействия. С одной стороны, вовлечение такой большой части общества в Интернет-коммуникации делает саму Сеть важным социальным феноменом. С другой стороны, многочисленные проблемы, связанные с существованием человека в электронном пространстве, морально-этическими вопросами Интернет-коммуникаций, влиянием Сети на духовную деятельность общества, методологическими основаниями развития Интернет-коммуникаций и др., делают Интернет объектом научного социально-гуманитарного и философского познания. По большому счету, Интернет- это новая социокультурная реальность, которая дает новые возможности не только для научных исследований, но и для философствования. Тем не менее, на данный момент с этой точки зрения Интернет остаётся еще пока мало изученным. То же самое можно сказать и об Обществе-Сети, способом существования и самой «субстанцией» которого является Интернет. Сложности философского осмысления этих понятий во многом связана с неустоявшимся категориальным аппаратом. Пример — проблема смешения понятий «сетевое общество» и «общество-Сеть». Большинство исследователей представляют их взаимозаменяемыми. Это касается и перевода работ иностранных авторов, и исследований российских ученых. На наш взгляд, такое смешение понятий не совсем корректно: организация и функционирование общества (или его части, например, интеллектуального сообщества) по «принципу сети» существует очень давно. В известном смысле определение «сетевой» является основополагающим при описании любого общества, даже первобытного, так как и в нем главным средством выживания и последующей эволюции являлась передача информации и опыта от предыдущих поколений последующим («межпоколенческие сети»). В доиндустриальную эпоху узлами «сети» были сами люди и их группы, осуществлявшие обмен информацией, вербально или посредством текстов. При этом скорость такого обмена и охват реципиентов были несоизмеримо меньше, чем в индустриальную эпоху и, тем более, в технологизированном информационно-коммуникативном обществе.

Понятие «Общество-Сеть», в отличие от «сетевого общества», как социума, реализующего принцип сетевой организации в той или иной сфере социальной деятельности (научной, образовательной, рыночной и т.д.), указывает, прежде всего, на наличие в нем электронных информационных технологий как доминирующих средств передачи информации и объединения людей. Как уже было сказано выше, появление общества-Сети было обусловлено развитием Интернета и информационной глобализацией. Узлами общества-Сети являются виртуальные субъекты, условно репрезентирующие индивидов, организации, сообщества и другие социальные группы. Они не только входят в Сеть, составляя её структуру, но и являются её порождением.

Цель данной статьи: проанализировать концепции Н. Лумана, Р. Коллинза, М. Кастельса и Э. Тоффлера как методологических оснований изучения Общества-Сети — объекта коммуникативистики[1] и социальной философии.

Обратимся вначале к системной теории Никласа Лумана. Система в концепции Лумана — это не комплекс взаимосвязанных объектов, а форма различения самой себя от окружающей среды. Она имеет две стороны: саму систему (внутренняя сторона формы) и окружающую среду (как внешнюю сторону формы). Все, что можно наблюдать со стороны либо относится к системе, либо к окружающей среде. Хотя концепция Н. Лумана изначально не предусматривала прямой связи с технологиями информационной эпохи и электронным Обществом-Сетью, её можно рассматривать как модель, объясняющую такие его основополагающие характеристики, как аутопойетичность и эмерджентность. Попробуем описать теперь Общество-Сеть через призму концепции Лумана.

Общество-Сеть объединено коммуникацией пользователей сети Интернет, имеет четкие границы с окружающей средой и не может оперировать за пределами самого себя, что делает его оперативно закрытой системой. В наши дни общество (реальное) четко разделилось на тех, кто пользуется Интернет-технологиями и тех, кто, в силу различных причин, не является Интернет-пользователем. Следует заметить, что сама система устройства Интернет сегодня, так называемая Web 2.0, изначально предусматривает, что пользователь, попадая в сеть, становится её частью. Он не может абсолютно анонимно получать информацию, оставаясь, как бы, над сетью, как это было в эпоху Web 1.0. Единожды вступив во взаимодействие с сетью, пользователь оставляет в ней «электронный» след: его данные – уникальный сетевой адрес компьютера, адрес электронной почты, личная информация – попадают в электронное информационное пространство и автоматически подключают его к группам потенциальных клиентов компаний, делают его сетевой единицей, каждый импульс которой производит изменения внутри Сети. Таким образом, электронная коммуникация Общества-Сети порождает саму себя.

Интересно, что коммуникативная активность самих Интернет пользователей не является основополагающей в Обществе-Сети: новые технологические возможности, по большому счету, исключили людей из системы и обеспечили её возможностями операций самонаблюдения (отслеживания электронной активности пользователей) и самоописания (выстраивания связей между пользователями на основе полученных данных). Напомним, что Н. Луман исключил людей из общества как системы и представил их частью окружающей среды. Такая характеристика системы применима к теоретическому объяснению функционирования Общества-Сети, если взять за его элемент не человека, а его «электронный след» в Сети. Это было бы более правильно с той точки зрения, что один человек может быть представлен в Интернет, а соответственно, и в Обществе-Сети, как множество элементов. Человек может представлять себя в Сети под разными именами, тиражируя самого себя, ведя коммуникацию от разных лиц, и только сами электронные технологии могут идентифицировать его как единый элемент Сети. Таким образом, человек, его личность, остаётся за границей системы, частью окружающего мира. С точки зрения функционирования Общества-Сети важен не человек как личность, а его электронный отпечаток, технический элемент.

При этом невозможно вступить в электронные коммуникации сразу извне. Необходимо вначале произвести некий алгоритм действий, подключающий пользователя к Интернет – осуществить регистрацию компьютера, регистрацию самого пользователя на одной из Интернет-платформ – для того, чтобы впервые вступить в электронную коммуникацию и автоматически стать элементом Общества-Сети.

Очевидно, что в Обществе-Сети действуют «законы Лумана»: оно не предусматривает территориальных границ, электронная коммуникация не имеет места в пространстве и не ограничивается им, а определяет его. Коммуникация в Обществе-Сети рекурсивна, начавшись единожды, она продолжается, порождает новые темы, создает системы оповещения об изменениях внутри себя, создает правила для нормирования и совершает другие самореферентные операции. Все перечисленные функции характерны для любой социальной сети, которые, в свою очередь, являются одной из форм объединения элементов внутри Общества-Сети. Структура электронного Общества-Сети может изменяться через собственные операции. Любое действие пользователя автоматически вносит его в новые группы, информация о которых распространяется среди других пользователей. Это могут быть как элементы, представленные в реальном мире людьми, так и те, кто собирает такую информацию как коммерчески значимую для корпоративного использования.

Как утверждал Н. Луман, система не исключает содействия окружающей среды, которая должна быть пригодна для её функционирования. В случае с Обществом-Сетью, в качестве элементов окружающей среды можно представить, в первую очередь, государственные и общественные институты, которые пытаются оказывать воздействие на функционирование Общества-Сети с точки зрения своих законодательных и исполнительных полномочий, моральных и этических установок, цензуры и т.д. В любом случает, для взаимодействия и попыток повлиять на процессы внутри Сети, эти институты должны тоже войти в неё, то есть, стать элементом Общества-Сети. Но даже это не позволяет подчинить его контролю, навязать правила коммуникаций, так как эти правила формулируются вовне, то есть, сами по себе являются частью окружающей среды. Именно закрытость и принцип самоорганизации Общества-Сети пока не позволили подвергнуть электронные коммуникации цензуре; сформировали новое общественное явление — «гражданскую журналистику»; обеспечили возможность распространения контента, который в окружающей среде определен как незаконный и даже уголовно преследуемый.

Концепция постнеклассического коммуникативного видения социальности Рэндалла Коллинза в некотором смысле близка идеям Никласа Лумана и также является одним из теоретических оснований (методов) для понимания феномена Общества-Сети. Основательнее всего она представлена в его исследовании «Социология философий: глобальная теория интеллектуального изменения» (1998).

Прежде всего, Р. Коллинз обосновывает свою позицию относительно появления новых идей: идеи порождаются не идеями, а структурами, если эти структуры – интеллектуальные сети: «…кто-либо воспринимает свои собственные идеи, только покуда он(а) находится в режиме общения» [2, 46]. Сети состоят из «узлов», представляющих собой интеллектуальные группы или «невидимые колледжи» современников-единомышленников или современников-конкурентов. Также «узлы» могут формировать «межпоколенческие сети», состоящие из учителей и последователей. Р. Коллинз пишет: «Мыслители не предшествуют общению, но сам коммуникативный процесс создает мыслителей в качестве своих узлов» [Там же]. Внутренняя структура интеллектуальных сетей состоит из вертикальных (сквозь поколения) и горизонтальных (их альянсы и противостояния) паттернов, именно и только внутри такой сети возможно рождение идей и, соответственно, сама интеллектуальная деятельность. Узлы интеллектуальной сети включены в интерпретацию одних и тех же текстов, они формируют, накапливают и передают культурный капитал из поколения в поколение.

Электронные сообщества образовываются на основании либо идей, либо социальных характеристик, порождают новые объединения внутри самих себя и явно представляют собой «невидимые колледжи», в которых всегда есть ядро коммуникации — «узел учителей» и сеть их последователей. Первые обычно более активны, являются лидерами мнений, вносят новые темы для обсуждения. Последователи распространяют идеи «учителей», продолжая их интерпретацию. Заметим, что межпоколенные связи в Интернет отличаются от традиционных, описанных в работах Р. Коллинза: статус «учителя» в Сети может принадлежать, например, пользователю, действующему от лица корпорации с целью её коммерческого продвижения. Статус учителя в традиционном понимании требует высокой интеллектуальной активности, новизны идей, признания и поддержки последователей-единомышленников. В Обществе-Сети важным является уровень электронной грамотности, технологическая оснащенность коммуникации и даже возможность выделить время для коммуникации в Сети. Эти характеристики изменили понятия поколенной преемственности и организацию передачи знаний от старшего «учителя» младшему «ученику». В целом, авторитет «учителя» часто не зависит от его реального жизненного опыта, ценностных установок и иных заслуг в жизни «офф-лайн».

Предложенная Р. Коллинзом идея рассматривать роль индивида в процессе порождения идей в полной мере соответствует роли индивида в коммуникации внутри Общества-Сети: он не может быть «над ней», его идеи — результат активности внутри Сети. Электронная коммуникация позволяет индивиду быть частью социума, оставаясь в одиночестве, если этого требует интровертная природа его характера. И всё же мы полагаем, что тип темперамента влияет на уровень допуска других пользователей в собственную личную жизнь, а не на уровень интеллектуальной активности в Сети. Однако это не означает, что мы не можем переложить матрицу организации интеллектуальных сетей Р. Коллинза на Общество-Сеть. В качестве «узла» социальной сети можно представить не только отдельного пользователя, но и группу его контактов, которые часто называются «друзьями» (электронный термин «друзья» означает группу наиболее близких контактов, действия которых всегда видны пользователю). Вертикальные связи в Обществе-Сети могут быть представлены коммуникацией внутри такого «узла», а горизонтальные – коммуникацией между «узлами».

Внутри формируемого Обществом-Сетью интеллектуального поля существует представленное Р. Коллинзом явление структурного соперничества: в разных секторах Общества-Сети, действительно, появляются и сходные идеи, и одинаковые темы. Глобальность Сети позволяет им существовать параллельно, технологии же обеспечивают доступ, что способствует их дальнейшему развитию и возникновению новых горизонтальных и вертикальных связей в Сети.

Интерактивный ритуал в Обществе-Сети может быть представлен активностью группы пользователей вокруг индивида: размещение видео и фотоматериалов, ссылок на другие электронные ресурсы, комментариев к действиям «друга» — все это – взаимодействие пользователей на микроуровне. Именно на совокупности таких ритуалов держится вся Сеть, они первичны, у Сети нет единого центра руководства на макроуровне.

Таким образом, мы видим, что концепция «общества как интеллектуальной сети» Р. Коллинза помогает описать и объяснить происходящее внутри Общества-Сети с точки зрения: 1) интеллектуальной активности пользователей, 2) организации отношений «учитель — последователи» и 3) роли Сети в креативной интеллектуальной деятельности индивида.

Анализируя работы Мануэля Кастельса, в первую очередь, стоит заметить, что он – один из тех, кто считает, что сетевая форма взаимоотношений была присуща обществу издревле. Однако появление и развитие новых коммуникационных и информационных технологий привело, во-первых, к Информационной Эре, во-вторых, к формированию Общества-Сети как особой формы социальной структуры. Информационная Эра представляет собой исторический этап, следующий за Индустриальной Эрой, и характеризуется активной деятельностью человека в технологической информационно-коммуникационной парадигме и генетической инженерии.

Идеи М. Кастельса, в отличие от вышеизложенных концепций Н. Лумана и Р. Коллинза, напрямую связаны с электронной сетью, так как он стал свидетелем появления новых технологий, возникновения Интернета и развития электронного общества – Общества-Сети. Под Сетью М. Кастельс понимает структуру, образуемую комплексом взаимосвязанных узлов. Содержание каждого узла зависит от конкретной структуры, начиная от государственных институтов власти и средств массовой информации, заканчивая преступными синдикатами. М. Кастельс представляет сетевую структуру как базовую при организации генерирования, обработки и передачи информации, процессах, которые стали фундаментальными источниками производительности и власти. Рассмотрим, каким образом Общество-Сеть вовлечено в эти процессы.

Совсем недавно коммерческий успех производителя в большой степени зависел от организации информирования потребителей о своей деятельности и продуктах. Средства массовой информации обеспечивали некий уровень интерактивности, но он был, скорее опосредован, не персонифицирован. Технологии не могли обеспечить коммуникацию с каждым клиентом, определить реакцию потребителя на рекламный ролик можно было либо по изменениям в уровне продаж, либо через исследования. Интернет позволил организовать персональную коммуникацию с потребителем. Производитель, подключившись к Обществу-Сети, становится «другом», коммуникация имеет более интимный характер, переводит отношения на новый уровень лояльности. У производителя появилась возможность создавать группы сетевых фанатов, своеобразных «электронных клонов», не являющихся реальными людьми, которые транслируют выгодную бизнесу информацию от своего имени, что повышает уровень доверия у остальных пользователей. Общество-Сеть для производителя – неиссякаемый источник маркетинговой информации, получаемой как от самих людей в открытой электронной коммуникации, так и с помощью специальных технологий, доступ к которым открывают создатели и модераторы социальных сетей.

Что касается власти, её желание контролировать коммуникацию в Обществе-Сети настолько же сильное, насколько несбыточное. Именно Общество-Сеть сегодня наиболее активно участвует в политической борьбе, так как электронные коммуникации менее всего подчинены цензуре, регламентации со стороны структур вне Сети и позволяют оппозиции заявлять о своей деятельности, привлекать новых сторонников и даже организовывать деятельность вне Сети. Новые технологии и сетевая организация коммуникации в Интернете обеспечивают распространение информации о событиях, которые власть не позволяет, явно или, используя различные инструменты давления, освещать в традиционных СМИ. Общество-Сеть сформировало институт гражданской журналистики, ставший во многих странах единственной альтернативой официальной позиции власти.

Коммуникация внутри Общества-Сети – идеальный пример описываемой М. Кастельсом массовой самокоммуникации: она производится, получается и воспринимается индивидуально, но, безусловно, является всеобщей. По М. Кастельсу, в Обществе-Сети не должна быть представлена лишь та коммуникация, которая является тайной, секретной, нелегальной и осуществляется внутри маргинальных групп. Однако даже такие группы сегодня объединяются в Сети, пытаясь сделать их «закрытыми». Ведь сама сетевая сущность информационального общества, сетевая логика, пронизывающая все отношения, идея возможности самоидентификации в Сети делают структуры, не представленные в ней, как бы несуществующими.

Принцип организации Общества-Сети основан на законе сетевых структур, предложенному М. Кастельсом: расстояние между узлами Общества-Сети (отдельными людьми или группами «друзей») ближе, если они принадлежат одной и той же сетевой структуре, например, сообществу, социальной сети. При этом внутри Общества-Сети нет географических границ, она глобальна, общение происходит в режиме реального времени.

Таким образом, концепция М. Кастельса о сетевом принципе как доминирующей форме организации информационального общества, созданная еще накануне «эпохи Интернет», полностью подтверждает свою состоятельность и в эпоху Общества-Сети.

Основными работами американского социолога и футуролога Элвина Тоффлера, в которых мы можем найти теоретические обоснования возникновения Общества-Сети являются «Третья волна» (1982) и «Метаморфозы власти» (1990). Можно условно разделить идеи, представленные Э. Тоффлером, на два направления: объединение индивидов в Общество-Сеть и технологические изменения, обеспечивающие возможность такого объединения.

В книге «Третья волна», Э. Тоффлер рассуждает об эпохе, которая пришла на смену Первой волне (аграрному обществу) и Второй волне (Индустриальному обществу). Характерной чертой этой эпохи является новая инфосфера, в которой средства массовой информации, почта и телефон утратили главенствующее место для человека в ситуации получения и распространения информации. Произошла, так называемая, демассификация СМИ, сопровождающаяся возрастанием роли компьютера.

После описания технологических особенностей формирования электронных сетей в бизнес-структурах, Тоффлер «подключает» человеческий фактор и описывает шесть ключевых признаков будущей электронной инфраструктуры, каждый из которых проявился спустя десятилетие при формировании Общества-Сети. При этом каждый из шести факторов является важным не только для понимания новых способов коммуникации в социуме, но и для осознания качественных изменений в самоидентификации людей и отношений между обществом и властью.

Стоит заметить, что именно Общество-Сеть, а не Интернет в целом, согласно шести признакам, представленным Тоффлером, можно считать основополагающей информационной инфраструктурой (инфоструктурой), так как Общество-Сеть включает в себя фактор взаимодействия людей друг с другом, а не только хранение и распространение информации.

Общество-Сеть интерактивно по своей сути: у пользователей есть возможность осуществлять коммуникацию с источником информации и друг с другом. Доступ к электронным сетям обеспечен множеством технологических устройств – компьютерами, ноутбуками, мобильными телефонами, коммуникаторами – и это позволяет пользователю быть частью Общества-Сети всегда, оповещать о своем местонахождении, выкладывать в сеть идеи, не хранить в памяти сколько бы ни было значимые объемы информации.

Глобальный характер коммуникаций в Обществе-Сети стал одной из причин унификации технологий и развития сотрудничества между ранее конкурирующими IT-компаниями для обеспечения новой инфоструктуры конвертируемыми и совместимыми технологиями.

И, наконец, распространенность и относительная автономность Общества-Сети сделали его идеальной средой для возникновения протестных настроений и новых способов противодействия власти. Политические события сегодня неизменно сопровождаются активностью Общества-Сети: распространения информации о происходящем, организация групп протеста, анализ происходящего – все эти действия, ранее подвергаемые цензуре и даже преследованиям, теперь перешли в электронное пространство. Можно сказать, что одной из характеристик Общества-Сети сегодня является высокая политическая активность тех членов, которые в реальной жизни таковой не проявляют.

Итак, Общество-Сеть объединило все признаки интеллектуальной «революционной» инфоструктуры, сочетающей в себе социальные и технологические характеристики и требующей последующего осмысления в силу огромной значимости для дальнейшего развития человека и общества в целом.

Проанализировав социально-коммуникативные концепции Н. Лумана, Р. Коллинза, М. Кастельса и Э. Тоффлера как «внутренние» (идейные) предпосылки возникновения Общества-Сети, мы видим, что общими для всех четырех концепций являются понятия «общество», «коммуникация», «сеть», «сетевая структура». Но в каждой из концепции присутствуют и свои ключевые понятия и утверждения, помогающие понять сущность процессов, происходящих в сети Интернет как «субстанции» Общества-Сети; понять основные характеристики этого общества.

Н. Луман описал такую особенность сетевой структуры как «аутопойетичность», предполагающуюй самовоспроизводимость системой самой себя. Р. Коллинз сделал акцент на структуре интеллектуальных сетей, обозначив «узлы» и «невидимые колледжи», связанные горизонтальными и вертикальными связями. Являясь современником Общества-Сети как «информационального» общества, М. Кастельс непосредственно описывал его структуру. Э. Тоффлер, будучи социальным футурологом, охарактеризовал основные принципы электронных сетей задолго до их появления.

При этом, в целом, все эти концепции не только не противоречат друг другу, но являются, в определенной степени, взаимодополняющими и способствуют более глубокому осмыслению Общества-Сети как объекта коммуникативистики и социальной философии.

Примечания:

1. Коммуникативистика — междисциплинарная сфера социально-гуманитарного научного знания, ориентированная на изучение социокультурных феноменов информационно-коммуникативной природы, непосредственно связаннная с такими понятиями и объектами научного познания, как «Общество-Сеть» и «Интернет».

Литература:
1. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / Пер. с англ. под науч. ред. О. И. Шкаратана; Гос. ун-т. Высш. шк. экономики. — М., 2000. — 606 с.

2. Коллинз Р. Социология философий: Глобальная теория интеллектуального изменения / Пер. с англ. – Новосибирск: Сибирский хронограф, 2002. – 1281 с.

3. Луман Н. Реальность массмедиа / Пер. с нем. А. Ю. Антоновского. – М.: Праксис, 2005. – 256 с.

4. Луман Н. Общество Общества. Эволюция / Пер. с нем. А. Антоновский. М: Издательство «Логос». 2005.-256 с.

5. Тоффлер Э. Третья волна: Пер. с англ. — М.: ООО «Фирма „Издательство ACT“, 1999. — 784 с.

6. Тоффлер Э. Метаморфозы власти: Пер. с англ. – М.: ООО «Издательство ACT», 2003. – 669 с.

  • 0
  • 0

(0) (0) ()

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.