Сетевые группы и гражданские добродетели: молодежный контекст.

Автор: Постол В.И.

Тема: Сетевые группы и гражданские добродетели: молодежный контекст.

Будь собой, остальные роли заняты.
Оскар Уайльд

Контекст – это «собирательный термин для всех тех событий, которые говорят организму, из какого набора альтернатив он должен выбрать» (Г. Бейтсон). В связи с этим, представляется необходимым осветить некоторые текущие тенденции, позволяющие нам лучше понять и интерпретировать действительность. Разумной аппроксимацией того, как работает капиталистическая система, является аналитическая схема К. Перес: «технологическая революция – финансовый пузырь – коллапс – «золотой век» — политическая нестабильность» [1. С. 27]. Примерно каждые полвека в странах «ядра» мировой экономики происходит технологическая революция, радикально меняющая институциональный дизайн. Так, пятая технологическая революция («Большой взрыв» пришелся на 1971 г.) возвестила миру рождение эпохи информации и телекоммуникаций. В новых условиях началась перестройка системы производства и управления: «С появлением компьютеров и Интернета крупные пирамиды стали слишком жесткими и неповоротливыми. Место пирамидальной структуры в крупных и малых организациях заняла децентрализованная гибкая сетевая со стратегическим ядром и системой быстрой коммуникации» [1. С. 45]. Революционные изменения не ограничились экономикой, они проложили свою дорогу в сферы политики и идеологии. Передовые страны вступили в эпоху постмодерна.

Постмодерн – это новая социальная и культурная формация, отличительной особенностью которой является резкая медиатизация политической сферы [См.: 2. С. 3 — 4]. Дело в том, что в 70-х гг. XX века мировая экономика вступила в фазу острого и затяжного кризиса, следствием которого стало изменение стратегии экономического развития: «Для быстрейшего преодоления кризисных явлений… ТНК потребовали снять все ограничения, определяемые господствовавшей тогда кейнсианской идеологией, сдерживавшие свободное перемещение капитала по всему миру. Именно эти силы на рубеже 1980-х годов привели к власти Маргарет Тэтчер в Великобритании и Рональда Рейгана в США» [3]. На смену кейнсианской модели пришел неомонетаризм. Суть кейсианства — стимулирование спроса (что обусловило высокий уровень материального обеспечения среднего класса), суть неомонетаризма — стимулирование предложения, поощрение крупного капитала. Понятно, что экономический рост обеспечивают технологии и капитал — «взаимозависимые колеса, движущие прогресс вперед» (Й. Шумпетер). Но по мере того, как финансовая элита стала замыкать на себе рычаги управления, экономическая среда стала двухъярусной — финансовый капитал отделился от производственного. Следствием этого и стало «сращение властвующей общественной верхушки с элитой медиарынка… » [2. С. 19]. Не приходится удивляться активному вторжению новых влиятельных агрессивных игроков в медийное пространство.

Анализ политико-коммуникативного взаимодействия в эпоху постмодерна предполагает использование трехчастной схемы: «акторы политического поля (политический истеблишмент) – СМИ – аудитория» [2. С. 4 — 5]. На примере Великобритании было ясно показано, как складывались «устойчивые рамочные (фреймовые) политико-коммуникативные ситуации», которые обретали собственное имя и формировали коммуникативные «правила игры» в публичном пространстве. Первая рамочная ситуация — «слиз» (sleaze) формировалась по оси «парламент – СМИ». Затем наступила эпоха «подкручивания повестки дня». Новая устойчивая коммуникативная ситуация получила название «спин» (spin), ее формирование шло по оси «правительство – СМИ) [См.: 2. С. 101]. «Спин» — это уже «настоящий постмодерн, верный признак окончательного наступления постдемократии. <…> В классические времена начала ХХ века политические акторы в публичном пространстве боролись за симпатии общественного мнения “по-честному”. Во времена постдемократии группа политических советников (spin doctors) при исполнительной власти, консорциум мозговых трестов и медиаменеджеров продуманно создают “длинную рамку новостей”, “риторический нарратив”. Цель — навязать такую рамку восприятия политики, из которой потребителю медиапродукции выскочить очень трудно, если вообще возможно. И главное — потребитель как бы и не замечает рамку. Он думает, что рамки нет» [4]. Люди так и не заметили, как их провел Капитал: «Теперь антагонизм не вынесен вовне, в противостояние классовых блоков, а помещен внутрь, в психологию рабочего, который как рабочий заинтересован в старом классовом конфликте, однако как человек с пенсионным фондом, он также заинтересован в максимизации прибылей от собственных инвестиций. Больше нет явного внешнего врага». По оценке К. Марацци, «постфордистские рабочие стали напоминать евреев из Ветхого Завета, после того как те оставили свой “дом рабства”: они освобождены от уз, к которым они не хотят возвращаться, но в то же время они брошены, оставлены в пустыне и не понимают, куда держать свой путь» [См.: 2]. По оценке комментаторов, противостоять медиатизированной элите могут только институты прямой демократии, укреплению которых могли бы способствовать социальные сети.

«Распространение сетевых организаций и усиление их влияния – магистральная тенденция наших дней. По потенциалу управленческих кодов, по эффективности процедур эти социальные организмы выше привычных форм организационной культуры. Основной кирпичик последних – формальный институт, у сетевой организации – деятельная личность» [6]. Миллионы веб-серверов, расположенных сегодня по всему миру, позволяют пользователям Всемирной паутины создавать свои «круги» общения. Приведем простую типологию социальных сетей [7]:
      Общедоступные социальные сети, для которых безразличны профессиональные, возрастные и гендерные особенности участников. К таким сетям относятся FaceBook, MySpace, В Контакте, МойКруг и многие другие. На этих сайтах каждый желающий может зарегистрироваться и начать выстраивать свои отношения с другими участниками сети.
      Специальные сети, которые создаются для участников, объединенных по определенному признаку. В такие сети, как правило, попадают только по приглашениям. Для построения таких сетей либо пишется специальное программное обеспечение, либо используются готовые площадки для создания социальных сетей — Ning, Elgg и другие.

Тем не менее, репрезентации сетевого мира крайне противоречивы. Обычно под сетью понимают класс формальных организаций, отличных от иерархий, но нередко их трактуют и как комплекс неформальных взаимодействий между организациями, каждая из которых может быть иерархичной и пр. Френсис Фукуяма решил навести порядок в этом хаосе определений, сделав следующие пояснения [8]:

  • Сеть отличается от рынка тем, что ее участники разделяют определенные нормы и ценности. Это означает, что экономический обмен внутри сети будет осуществляться на ином основании, чем экономические взаимоотношения на рынке;
  • С другой стороны, сеть отличается от иерархии потому, что основана на разделяемых неформальных нормах, а не на формальных властных отношениях. Сеть, понимаемая таким образом, может сосуществовать с формальной иерархией;
  • Если мы будем рассматривать сеть не как вид формальных организаций, но как социальный капитал, мы гораздо лучше поймем то, чем в действительности является ее экономическая функция. С этой точки зрения сеть — это моральные взаимоотношения доверия.

Однако Уильям А. Галстон, поднимая вопрос о том, помогает ли Интернет строить сообщество, дает на него отрицательный ответ: «отчасти потому, что Интернет, по-видимому, не способствует развитию отношений между людьми, которые характерны для сообщества в привычном понимании этого слова, а также потому, что высокая степень индивидуального выбора, характерная для Интернет-групп, скорее, стимулирует чрезмерную фрагментацию»; Питер Левин рассматривает проблему иначе: «сама по себе технология не способна определить, насколько более сильными… или более слабыми и тусклыми делает Интернет социальные связи. Интернет будет тем, что мы хотим сделать из него посредством демократических решений, или же тем, что мы позволим ему стать в результате действия рыночных сил» [9. С. 9, 10]. В связи с этим, более точными, как нам представляется, являются следующие формулировки Фукуямы [8]:

  • Социальный капитал фактически будет производиться частными рынками, потому что его производство находится в долгосрочных эгоистических интересах индивидов;
  • Сеть — это группа индивидуальных агентов, которые разделяют неформальные нормы или ценности помимо тех, которые необходимы для обычных рыночных операций.

Действительно, решающую роль в строительстве гражданского общества играет экономический капитал — именно общества, «структурированные преимущественно этой формой капитала, признают образование абстрактных категорий (граждане) и безличных процедур (власть закона)… » [10. С. 55]. Однако со временем этот вид социального капитала стал утрачивать свой потенциал. Зависимость массовой коммуникации от манипулятивных технологий обусловила «нежелание граждан совершать любой опосредованный социально значимый выбор из-за отсутствия доверия к механизмам и результатам этого выбора» [2. С. 5]. Когда людей спрашивали, что означает для них гражданство, они преимущественно говорили о правах, нежели об ответственности или участии — «право иметь права» (формулировка Верховного суда США). Первыми забили тревогу политические теоретики: «нам нужно дополнить (или заменить) пассивное принятие гражданских прав активным проявлением гражданской ответственности и добродетелей, включая опору на свои силы в экономической сфере, политическое участие и даже «взаимное уважение» [11. С. 367]. Артикуляционная практика дополнилась терминами формативный проект и формативная политика — государственная политика, нацеленная «на воспитание надлежащих качеств характера и гражданских добродетелей» [11. С. 365]. Уильям Гэлстон выделил четыре вида гражданских добродетелей, которых требует ответственное гражданство [11. С. 368].

— Общие добродетели – мужество, законопослушность, лояльность;
— Социальные добродетели – независимость, открытость, ум;
— Экономические добродетели – трудовая этика, способность откладывать на будущее удовольствия, адаптируемость к экономическим и технологическим изменениям;
— Политические добродетели – способность распознавать и уважать права других, готовность участвовать в политическом дискурсе, способность оценивать качество работы властей и пр.

По утверждению оптимистов, именно Сеть являются сегодня гарантией демократии: «цель Сети… – создание единства свободных личностей, способного противостоять давлению общественных формаций стадного типа, построенных на принципах принуждения и подавления (любого вида – военного, политического, экономического, психологического или идеологического)» [12]. Действительно, активное развитие Глобальной сети приводит к возникновению новых социальных практик: «Из механизма передачи информации Интернет превращается не только в структурирующую, объединяющую людей социальную технологию, но и в самостоятельную сферу жизни, функционирование которой приводит к трансформации современного социального пространства, возникновению новых социокультурных паттернов… » [13]. Но одновременно выявляются и новые угрозы. Так, Джордж Монбиот поведал миру о новом явлении в Интернете – «астротурфинге», цель которого – искусственное создание и навязывание интернет-пользователям общественного мнения «в свою пользу». Целые отряды слаженно действующих «астротурферов-троллей» комментируют различные интернет-ресурсы, добиваясь необходимых результатов [14]. Все большее число людей становится «мишенями» психологического воздействия. Манипуляция политическим сознанием молодежи осуществляется с помощью техник «инфоблокады», «неадекватности идеалов», «деградации мышления» и пр.[15].

Понятно, что социальные сети — не лучший инструмент формирования гражданских добродетелей. Трудно ожидать развернутую систему аргументации, если от высказывания требуется только одно — чтобы оно «влезло» в сто сорок знаков и уместилось в «Твиттер». Однако нельзя переоценить роль социальных сетей как территории свободы. По оценке комментаторов, человек сети привык существовать в среде без иерархий, традиционный авторитарный стиль управления не является для него эффективным и он готов его ломать: «Удар наносится не извне, взрываются не дома или мосты. Взрываются структуры мышления, стратегии восприятия привычного мира». Давление протестующих началось с политики, что вполне естественно, поскольку «политика — это сфера речи по преимуществу, сфера мнений, то есть сфера, которую человек интернета от интернета уже и не отличает. <…> Это сама его коммуникационная сфера. Это сеть и есть. Наличие компьютера — дело второстепенное. В политике сеть уже прорвалась в реальность и будет ее под себя подминать» [16]. Наиболее явные свидетельства молодежного протеста – «арабская весна» в Тунисе, Египте, Ливии и Сирии; выступления на Болотной площади, проспекте Сахарова и т.д. Сеть показала свою силу в организации движения сопротивления: доступность информации и невозможность ее контролировать приводит к тому, что радикальные идеи распространяются по блогосфере стремительно. Однако если вчера «на улицах бурлила жизнь и вскипали надежды», то сегодня «разочарованными чувствуют себя даже те, кто не был очарован». По меткому замечанию Владимира Пастухова, протестующие «явились на Болотную площадь и проспект Сахарова как на выпускной бал демократии, а оказалось, что это всего лишь утренник по случаю окончания начальной политической школы» [17].

Следует сказать, что нынешний всплеск политического протеста – явление не случайное. Наступил переломный момент: мировая экономика вступила в фазу коллапса и должна пройти процесс «перезагрузки». Путь к очередному «золотому веку» лежит через череду затяжных кризисов [См.: 18]. Иными словами, «поколение Y» вступает в активную общественную жизнь в эпоху серьезных изменений: «Интеллектуальная собственность приходит на смену таким ресурсам, как земля, рабочая сила, капитал в качестве наиболее ценного экономического ресурса» [19]. В новых условиях происходит изменение ценностных ориентаций в молодежной среде. Для ее передовых представителей вместо «свободы от чего либо» приоритетной становится «свобода для чего либо» (термины И. Берлина). Так, если еще вчера для представителей «поколения Y» самореализация в работе была еще не столь важна [См.: 20], то сегодня мы видим разительные перемены. Вот лишь несколько новых характеристик представителей этого поколения:
  • Представители «поколения Y» отлично разбираются в финансовых вопросах.
  • Термин «сбалансированная жизнь» не вызывает у представителей «поколения Y» удивления.
  • Льготы и привлечение.
  • Конфликты вокруг дресс-кода.
  • Изменения, изменения и еще раз изменения.

«В чем особенности представителей “поколения Y”? Высокие ожидания (курсив мой – В.П). Они ставят перед собой более высокие цели и стремятся достигнуть их быстрее, чем представители остальных возрастных. Постоянное обучение. Они стремятся решать задачи, требующие творческого подхода, рассматривая своих коллег как неисчерпаемый источник знаний и опыта. Немедленная ответственность. Они хотят принимать важные решения уже в первый день работы. Ориентация на достижение цели. Они хотят выполнять небольшие задачи в жестких временных рамках, чтобы полностью контролировать процесс их выполнения» [21]. И порукой тому – Сеть: «именно сетевой тип организационной культуры лучше приспособлен к динамичному состоянию среды, где вместо непрерывной функции реализуются цепочки дискретных проектов. Сетевая культура расцветает на разломах, в момент кризиса или взлета» [6]. Исследователи подчеркивают: «Если вы считаете, что методы работы сильно изменились с приходом “поколения Х” несколько десятилетий назад, то вы ошибаетесь. Настоящие перемены происходят прямо сейчас» [21].

Литература
1.Перес К. Технологические революции и финансовый капитал. Динамика пузырей и периодов процветания. М., 2011. 232 с.
2.Бодрунова С.С. Современные стратегии британской политической коммуникации. М., 2010. 423 с.
3.Айвазов А., Кобяков А. Николай Кондратьев как зеркало кризиса. Часть 2. www. rpmonitor.ru/ ru/detail_m.php?ID=11493
4.Морозов А. Светлана Бодрунова. Современные стратегии британской политической коммуникации [Электронный ресурс]. URL: www.openspace.ru/literature/ projects/ 119/details/17927/
5.От фордизма к постфордизму [Электронный ресурс]. URL: www.ultraculture. net/2010/11/29/ ot-fordizma-k-postfordizmu/
6.Неклесса А.И. Теория управляемого хаоса [Электронный ресурс]. URL: http:// законесть. рф/index. php/ component/content/article/1-latest-news/83-uprav-haos
7.Способы построения социальной сети [Электронный ресурс]. URL: mshant.ru /2011 /04/15/ sposoby-postroeniya-socialnoj-seti/
8.Фукуяма Ф. Великий разрыв [Электронный ресурс]. URL: chtivo.biz/ dopolnitelnaja-literatura/357-frensis_fukujama._velikii_razriv.html
9.Интернет в общественной жизни. М., 2006. 160 с.
10.Урбан М. Формы гражданского общества: Политика и общественные отношения в России // Журнал «Пушкин». 2009. № 3. С. 53 – 56.
11.Кимлика У. Современная политическая философия [Текст] / пер. с англ. М., 2010. 592 с.
12.Щербина В.Н. Сетевые сообщества в ракурсе социологического анализа (опыт рефлексии становления «киберкоммуникативного континуума») [Электронный ресурс]. URL: http:// www.smolsoc. ru/index.php/home/2009-12-28-13-47-51/images/ referat/a592.pdf
13.Кончаковский Р.В. Сетевое интернет-сообщество как социокультурный феномен [Электронный ресурс]. URL: www.dissercat.com/content/setevoe-internet-soobshchestvo-kak-sotsiokulturnyi-fenomen
14.Троллинг как работа [Электронный ресурс]. URL: na-okraine.blogspot.com /2011/ 03/blog-post.html
15.Archi Chester. Защита интересов российской молодежи от манипулятивных технологий, используемых средствами массовой коммуникации [Электронный ресурс]. URL: www. qz0.ru/index.php?option=com_content&task =view&id=1 5& Itemid=41
16.Давыдов И. Разрушители иерархий [Электронный ресурс]. URL: expert.ru/expert/ 2012/02/ razrushiteli-ierarhij/
17.Пастухов В. Должно прийти поколение, способное голодать за идею, а не выпивать за нее (Выбор редакции) [Электронный ресурс]. URL: demset.org/f/showthread. php?s= 80100830e3c8b5 d38d 65d8da0fdc50ee&t=3067
18.Айвазов А., Кобяков А. Николай Кондратьев как зеркало кризиса [Электронный ресурс]. URL: www.rusbeseda.ru/index.php?topic=3695.0

  • 0
  • 0

(0) (0) ()

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.