Партиципация и проблема субьектогенеза в медиа-ситуации

Авторы: Николаева Е.М., Котляр П.С.

Текст доклада представлен в авторской редакции.

Аннотация:

Статья посвящена проблеме становления субъекта как целеполагающего существа в реальности, где процесс социализации опосредован медиа. Происходящие аксиологические сдвиги в обществе выразились в концептуальной переоценке способностей субъекта к действию – он оказывается способным лишь на деконструкцию, игру и пародию. Субъектное действие, ответственность за которое не перекладывается субъектом на власть и социальные институты, утрачено. По мнению авторов, эвристична постановка вопроса, в которой исходной точкой является осмысление «юзера» (человека как пользователя Сети). Специфика деятельности «юзера» объясняется авторами посредством введения понятия Л.Леви-Брюля – партиципация. В контексте данной работы предпринимается попытка продемонстрировать актуальность партиципации внутри медиа-ситуации.

Сегодня, когда информация становится новой материей, а человек определяется через способность оперировать и со-бытийствовать ей. Понимание всего спектра изменений в социальной сфере необходимо должно происходить через понимание онтологической сущности того процесса метаморфоз субъекта, которые представлены в качестве его атрибуций. В результате становления нового пространства – медиапространства – появляются новые экономические и социальные возможности личностного развития. Однако сообщения, конструируемые медиа, оказались главной составляющей всех событий и стало невозможно жить в действительности, будучи не протезированным разного рода гаджетами, выполняющими роль трансляторов. При обращении к медиа-ситуации как отдельному феномену повседневности не представляется возможным переход на уровень ее теоретического осмысления. Осмысление «медиа» может происходить только через их интерпретацию не как средства сообщения, а как явления, которое трансформирует коммуникантов. Медиа-аналитика понимается авторами как выход из состояния зависимости, то есть рефлексия того факта, что реальность оказывается представлена через посредника, сохраняет субъекта.

Принятие продукционистского курса в качестве стиля мысли позволит обратиться к узнаванию технологий медиа, что, в свою очередь, будет гарантировать осуществление индивидуального восприятия и удержание субъектного начала.

Ключевые слова: партиципация, субъект, массовая культура, новые медиа




Характерной чертой современной стадии гуманитарной науки является обращение к проблеме со-бытия внутри медиа-ситуации. Интерес к данной теме не случаен: за огромным количеством работ, в которых исследуются основные вопросы медиатеории стоит их актуальность не только для общественного измерения, но и для личностного. Так как в реальности проблема «медийного» может быть определена только через решение хронотопического вопроса о собственной будущности: как мне быть дальше, чтобы быть?

А.Рено в работе «Эра индивида. К истории субъективности» [4] анализирует процесс углубления атомизации индивида, который в ходе истории сопровождается прямо пропорциональным ростом чувства безразличия к другим людям. Автор рассматривает концепции мыслителей с целью проследить генезис данного явления. Открытие эры монадологии «Монадологией» Лейбница приурочивается автором к основному повороту в истории мысли. Согласно позиции А.Рено, монады представляют собой абсолютную единственность. Это означает, что каждое существо представляет собой совершенно уникальный и совершенно отличный от остальных феномен. А.Рено отмечает, что лейбницевское понимание реальности представляется в качестве индивидуальности, раскрывающейся одновременно и в смысле неделимости и простоты, и в смысле нередуцируемости. Онтологический индивидуализм Лейбница, как отмечает А.Рено, предполагает индивидуальность как совершенную независимость монады от всех прочих творений. Для истории субъективности концепция независимости субстанций друг от друга обозначило важнейшее изменение: "[...] на смену связи с общественностью и согласию (consensus) в отношении разделяемых норм приходит раскол на общественное и частное со всей той ценностью личного счастья и соответствующим отчуждением от общественного пространства..". [4, с. 70] Это изменение, согласно А.Рено, привело в конечном итоге к появлению иллюзорных форм субъекта, чей статус автономии значительно принижается и становится синонимичным понятию изоляции. В рамках философии ХХ века, в связи с проблемой отчуждения получает осмысление возможность диалога. Диалогический принцип мышления должен был стать альтернативой «субъект-объектной» дихотомии восприятия мира, избавить от отчуждения, однако само отчуждение необходимо оказывается условием начала всякого диалога и его существования, поэтому оказывается неустранимо.

Современный период социальной напряженности, которая переживается всеми участниками общественных отношений в связи с поиском механизма, посредством которого будет восстановлено единство мира (реальности и виртуальности), имеет особое социально-философское значение. Мы можем в качестве его общей скобки назвать баумановскую «краткосрочную ментальность»[2], то есть такую ситуацию, когда индивид может существовать внутри социума только с условием постоянных перевоплощений самоидентификации, которые работают на отчуждение человека от самого себя. Проблемы, которые в расширительном смысле могут быть обозначены как следствия тотального опосредования социального — медийным, порождают гносеологическую проблематику, актуализируемую посредством определения оптики, позволяющей изучать медиа.

Плодотворная постановка проблемы медиа в теоретическом плане возможна в ракурсе исследований диалектики субъектного и «юзерского» действования. Поведение субъекта — основанная на мышлении в понятиях деятельность, квинтэссенция которой выражается понятием «целеполагание». Специфическая характеристика «юзерского» акта состоит в следующем: он и подчиняется медиа-мифологии и следует главному ее закону — партиципации. Автор закона партиципации Л.Леви-Брюль использует его для описания мировосприятия и поведенческих форм первобытного человека. Партиципация (сопричастность) в данной теории подчеркивает мистический характер экзистенциального природнения.

Знаменитый пример Л.Леви-Брюля о племени бороро, члены которого считали себя красными попугаями арара [2, с. 63] демонстрирует нам иную версию доступа к реальности. Однако может ли партиципация выступать в качестве универсального объяснения в споре о конституировании представлений о медиа? Следует оговориться, что в данной статье мы не будем обращаться к концепциям представителей объективно ориентированной онтологии, нас все еще беспокоит связка человек — мир, которую мы актуализируем в виде дуальности человек — медиа. Но в то же время, мы ориентируемся на «продукционистский»[3, с. 3] курс открытия новых разрывов в мире, согласно которому редукционное объяснение сложных явлений оказывается невозможным.

Представителям поколений, которые не были рождены в среде информационной перегрузки, представляется, что дети и молодежь — суть «цифровые аборигены», которым бессмысленно предлагать свою помощь, так как навыки пользования компьютерными программами, играми и сетевым «серфом» у каждого нового поколения все более приближаются к актам приспособления организма очень близким по типу к безусловным рефлексам. При этом те, кто полностью погружен в сетевую парадигму находится в ситуации дисфункции выбора. Может ли современный человек отключить телефон или не завести профиль в социальной сети? Для медиа-поколения, которое растет и формируется в мире капиталистического реализма, способность выбирать атрофируется. Внезапно лишаясь одного из средств связи человек в век информации не сможет предстать в качестве некоторой новой версии Робинзона, потому что угроза утонуть в информационном переизбытке была компенсирована разнообразными гаджетными протезами, что и привело к тому, что он не помнит настоящие имена друзей, не сможет по памяти воспроизвести номера телефонов родителей и др. Сделать поисковый запрос самому себе — это сегодня современная форма шизофрении для пользователя Сети.

Когда завершается активность (к которой отнесем и всякое интерпассивное участие) в Сети, то тогда обнаруживается, что «юзер» является существующим, то есть тем, кто находится в реальности. Но очевидность различения этого «между» и является основной проблемой нашего узуса. Проиллюстрировать таинство момента перехода можно на примере двойственных изображений, используемых в гельштат-терапии, когда совершается переход от восприятия «девушки у зеркала» к «черепу». Это движение схватывания, эти метафорические качели, по сути, есть определение онтологической привычки современного субъекта. Место безволия мысли, когда будучи физически совершенно укорененным здесь, одновременно являюсь и условным красным попугаем арара. Проблема будущности представлена, в связи с такой репрезентацией внешней реальности, через необходимость понимания как «на самом деле».

Повышение ценности реального объективного знания о медиа стало реакцией на вызванные ими воздействия. Значение форм представленности медиа для жизни общества, связи идей и реализаций, функционирование PR-законов требует единства теории. Рассмотрение аспектов взаимосвязи человека и его образа пребывания в медиа-потоках является реформирующим культурную парадигму элементом. Понятие «юзер» в социально-философском аспекте подразумевает под собой такое переподчинение своего «биологического» под «медийное», при котором человек попадает в зависимость от увеличения пространства своего присутствия в информационных потоках, в результате чего ощущает все нарастающее сжатие времени. Невозможность волевого усилия для отсоединения от Сети компенсируется отсоединением человека от сознания. Медиа-тирания причиняет людям тот вид страдания, который представляет собой комплекс неудовлетворенности и вины, который в действительности вынуждает подводить собственную уникальность под определенную универсализацию, чтобы как можно в большем количестве точек находить сходство с другими людьми. Здесь наиболее наглядным примером является тотальное увлечение молодежи экспериментами с собственной представленностью для других (профилями в социальных сетях, одеждой, косметикой, татуировками и др.) как попыткой зафиксировать, присвоить собственную уникальность, однако эти сферы оказываются подчинены логике капиталистического производства и вместо статуса субъектов, которые совершают выбор, поколение молодых людей оказываются лишь объектами воздействия той или иной индустрии, а значит, низводятся до обезличенной категории потребителя.

Исходя из вышесказанного мы можем сделать вывод, что внутри современной культурной ситуации отсутствует механизм освоения совокупности фильтров, которые бы позволили противостоять влиянию информационной перегрузки и т.д. Иначе говоря, существующая кино-критика, книго-критика, Интернет-критика, а также гаджет-критика не предполагает учета интересов их потребителей как свободомыслящих субъектов, а подчиняется лишь законам рынка.

С процессом формирования нового типа мышления, которое невозможно само по себе без поддержки медиа-мифологией в мире связано второе рождение понятия «партиципация». Этот термин, относящийся к описанию прелогической формы мышления, для описания медиа-ситуации может трактоваться как отрицание существования перехода из «медиа» в «реальное» и наоборот. Характерными чертами данного отрицания могут быть названы кризис личностного выбора, стремление преодолеть физиологическое устройство собственного организма, неадекватный перенос поведенческих стратегий и др.

Возможно ли с помощью гносеологической оптики исследовать медиа или же деидеологизировать их мифологию невозможно? Действительно, любые попытки рефлексии субъекта в ситуации медиа сводятся к психоанализу каждой отдельной личности, а требование реализма как отсутствие изначальной теоретической позиции представляется невыполнимым.

Список литературы

1. Harman G. Weird Realism: Lovecraft and Philosophy, Winchester, UK, Washington, Zero Books, 2012.
2. Бауман З. Индивидуализированное общество. / Пер. с англ. под ред. В.Л. Иноземцева. – М.: Логос, 2005. – 390 с.
3. Леви-Брюль, Л. Сверхъестественное в первобытном мышлении. — М.: Педагогика-Пресс, 1994. — 608 с. — (Серия: «Психология: Классические труды»).
4. Рено А. Эра индивида. К истории субъективности. – СПб, Издательство: Владимир Даль. 2002. – 471 с.
  • 0
  • 0

(0) (0) ()

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.