Цифровые мигранты как вынужденные цифровые кочевники: формирование новой идентичности

Авторы: Глухов А.П., Окушова Г.А.

Текст доклада представлен в авторской редакции.

Презентация к докладу

Аннотация:

В статье авторы осуществляют попытку соотнесения понятий «цифровые кочевники» и «цифровые мигранты» в пространстве новых виртуальных идентичностей Сети. Цифровые мигранты определяются как вынужденные цифровые кочевники, в основном, из развивающихся традиционных обществ, использующие цифровые устройства и социальные сети для поддержания коммуникации с родиной и диаспорой. В ситуации переноса основных коммуникационных потоков и этноформирующего дискурса из традиционных медиа в среду виртуальных сетевых сообществ, характерной для российских мигрантов, изучение виртуализации этнического дискурса актуально в перспективе дальнейшей дигитализации всех типов коммуникаций. В статье анализируется роль виртуальных этнокомьюнити центрально-азиатских мигрантов в переопределении этнической идентичности и психологической виртуальной терапии мигрантов в ситуации психологической и социальной депривации в принимающем сообществе. Виртуальные этнические комьюнити в сетях тематизируются как ключевые площадки этнонационального дискурса и воспроизводства этнонациональной идентичности, а также важные факторы частичной ассимиляции и адаптации мигрантов к условиям российского принимающего сообщества. Авторы рассматривают функции виртуальных этнических комьюнити мигрантов как on-line микроинститутов воспроизводства этнической идентичности. В статье выявляются и описываются такие типы основного контентного дискурса, практикуемые в виртуальных этнокомьюнити мигрантов как религиозно-мусульманский, националистический, традиционалистски-советский и глобалистски-консьюмеристский дискурсы. В заключение статьи делаются выводы о выраженных терапевтических и компенсаторных функциях виртуальных этнокомьюнити мигрантов за счет «виртуализации» родины и достраивания идентичности в онлайн-пространстве.

Ключевые слова: цифровые мигранты, цифровые кочевники, виртуальные этнические комьюнити, национальный дискурс




Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект 15-03-00300а, 2015(«Виртуальная этнонациональная идентичность мигранта в зеркале российских социальных сетей»).

Рассматривая процессы изменения ценностно-смысловых оснований и поведенческих установок у современных людей, М. Кастельс пишет: «С одной стороны, многие думают, что в обществе глобальных сетей исчезает особая идентичность. В действительности же происходит наоборот. Все больше и больше людей полагаются в своей жизни на свою идентичность и очень часто на национальную идентичность общества, в котором живут, – религиозные, национальные и этнические особенности. Неправда, что большинство людей считают себя гражданами мира. Большинство людей придают особое значение своей национальной принадлежности» [9, C. 51].

Революционные изменения в организации и реализации коммуникаций с появлением социальных платформ и цифровых устройств, изменяя все типы межличностных профессиональных, экономических, религиозных и политических коммуникаций коммуникаций, провоцировали неизбежную трансформацию традиционных идентичностей.

Изменение организации межличностных коммуникаций в Сети вызвало появление таких семантически новых межличностных идентификаций как френды, тролли, фолловеры. Трансформация off-line журналистики в гражданскую on-line журналистику сетей вызвала появление фигуры блогера, возникновение SMM-маркетинга привело к формированию новых профессиональных идентичностей контент- и комьюнити-менеджеров, крупные политики и религиозные деятели превращаются в on-line проповедников, собирая, например, в Twitter, множество фолловеров. Можно высказать рабочую гипотезу о том, что идентичность (межличностная, поколенческая, профессиональная, религиозная, национальная и другая) является своеобразной «производной», функцией от потоков и форматов коммуникаций, где она только и имеет осмысленное назначение, и любая трансформация или изменение организации этих поток неизбежно приводят к изменениям идентичности. В традиции психологов XX века гипертрофированное внимание уделялось аспектам идентичности, связанным с индивидуальным или элитным принудительным навязыванием и конструированием и идентичность, часто, интерпретировалась как навязанный или добровольно принятый социализированный «проект». Однако, как нам кажется, определенные возможные форматы и «силовые линии» идентичности формируются неосознанно самим дискурсом (реальным или виртуальным), именно в рамках и в терминах определенного коммуникативного дискурса личность осознает себя кем-то (определенной идентичностью) и формулирует для себя и для других дефиниции своей идентичности. Эвристически ценным представляет поворот от психологизации концепта идентичности к его коммуникативной трактовке как функции дискурса.

Естественным образом, появление новых возможностей и форматов коммуникаций на социальных платформах, а также новых цифровых устройств не могло не сказаться на положении мигрантов, а также трансформации их идентичности. В доцифровую эпоху мигрант, физически прерывая связь с родиной и территориально перемещаясь, выпадал из коммуникативных национальных потоков, сохраняя опосредованную связь только через диаспору, и вынужден был налаживать коммуникации в принимающем сообществе и адаптироваться к нему. В контексте общества социальных сетей и социальных платформ, физическая отдаленность и территориальное перемещение не мешают мигранту сохранять коммуникации с родиной и диаспорой, в результате