Социальные платформы и их будущее в образовательном процессе на примере цифровых кочевников

Connect-Universum-Junior
Автор: Габидулин А.А.
Текст доклада представлен в авторской редакции.

Габидулин А.А.
Россия, г. Томск, Национальный исследовательский Томский государственный университет, факультет психологии, кафедра социальных коммуникаций, 1 курс магистратуры «Реклама и связи с общественностью»

В условиях современного мира все более популярным становится тренд получения высшего образования не классическим путем, т.е. посещением лекций и семинаров в университетах, а дистанционно – с помощью различных онлайн-курсов на базе все тех же высших учебных заведений или же совершенно новых платформ, так называемых МООС-платформ. Особенно большой интерес такая форма обучения вызывает у людей, которые привыкли не сидеть на одном месте, а путешествовать и параллельно развиваться. Примером таких людей могут являться так называемые цифровые кочевники. Для начала, определимся с тем, кто такие цифровые номады, а потом с причиной проявления интереса к такому виду образования.





Согласно Ц. Макимото и Д. Мэннерсу, цифровые кочевники или номады – это люди, которые в процессе своей профессиональной деятельности, учебы, творчества и досуга не привязаны к какому-либо определенному месту, благодаря использованию Интернет-технологий и мобильной связи. [1] Сейчас, благодаря развитию технологий представителей цифрового номадизма можно встретить в любой точке земного шара.

Образовательная платформа – это информационная площадка в сети Интернет, созданная для размещения образовательного контента и коммуникации между педагогом и обучающимися, а также между самими обучающимися.

Вернемся к причинам нарастающего интереса к получению образования с помощью социальных платформ. Нужно заметить, что за последнюю тысячу лет в мире произошло четыре масштабные инновации в образовании:

Первая – это появление в X-XII веках университетов в Европе, ориентированных на трансляцию универсума (совокупности) знаний (Болонья, Париж).

Вторая – предложенная в 1640-х годах Я.А.Коменским классно-урочная система, ставшая основой, прежде всего, для школьного образования.

Третья – появление в XIX веке университетов, направленных на подготовку исследователей и формированию научных знаний.

Четвертая – идея прагматичного образования и экспериментальный метод обучения, которые дали начало развитию проектного обучения и активных методов обучения — «АМО». [10]

Сегодня многие ученые говорят о том, что мир стоит на пороге новой волны инноваций, которая, возможно, серьезно изменит сложившийся «образовательный ландшафт» во всем мире. Причиной этого большинство экспертов, таких как Н. Карр, Д.Майер, В.Мау, Д.Ливанов и др., считают «кризис традиционного образования». «Образование теряет привычные модели трансляции знаний и образцов и вынуждено искать новые», отмечает Е.В.Бодрова, профессор Московского гуманитарного университета. [3]

О том, что образование неизменно должно меняться, говорят четыре сложившихся тренда, которые определяют текущую ситуацию на образовательном поле и задают параметры для его будущего:

Первый тренд – «массовизация образования», т.е. доступность высшего образования для населения.

Второй тренд – «интернационализация образования», т.е. включение в глобальное образовательное пространство и принятие международных правил получения образования.

Третий тренд – «турбулентность мировой экономики и формирование нового технологического уклада в промышленности», т.е. финансирование образования снижается, а действия правительств и различных организаций направлены на повышение эффективности вложенных средств.

Четвертый тренд – «цифровая революция», т.е. резкое развитие современных ИКТ-технологий: мобильной связи, Интернета и компьютерной техники. В 2000-х годах очень быстро развивались пользовательские интернет-проекты, чего нельзя сказать о сфере образования. Последняя опоздала примерно лет на десять. [5]

Последние несколько лет массово начали распространяться различные образовательные проекты, в частности на базе MOOC (massive open on-line courses – открытые онлайн курсы, которые имеют возможность организовывать учебный процесс для тысяч студентов по всему миру), такие как EdX, Udacity, Coursera и пр. [8] Такое распространение эксперты начали называть «лавиной инноваций», что подразумевает, что такие проекты способны более эффективно выполнять функции традиционных школ и университетов.

Можно предположить, что за счет технологических инноваций может полностью сформироваться новое пространство образовательных инициатив/проектов/стартапов, которые создаются с нуля (т.н. greenfield – чистое поле) и существуют параллельно с институтами формального образования. Традиционные же образовательные учреждения будут оставаться исторически сложившейся «зоной образовательной практики» (т.н. brownfield – возделанное поле), а может быть даже исчезнут вовсе.

Образование не может существовать без каких-либо перспектив. Так и в случае развития социальных платформ для высшего образования не обошлось без возможности развиваться дальше. Нарастающая конкуренция между курсами MOOC в будущем может привести к созданию т.н. «co-learning» центров – центров совместного обучения, которые смогут размещать на своей площадке людей, желающих получить образование в формате MOOC. Все это представлено по аналогии с «co-working» центрами, где люди получают площадку для работы. В центре совместного обучения будут собираться люди, желающие получить образование и проходить параллельно десятки разных курсов при поддержке тьюторов и инструкторов. Возможно, благодаря такой атмосфере работы и учебы в данных центрах будут появляться новые бизнес-идеи, стартапы на основе различных областей знаний. Именно в таких центрах мы и сможем наблюдать цифровых кочевников. Находясь в любой точке земного шара, представителю цифрового номадизма нужно будет лишь зайти в такой центр и начать или продолжить свое обучение по интересующему курсу.

Конечно, уникальные особенности социальных платформ, такие как доступность информации, снижение зависимости от времени, ускорение процесса получения информации и прочие нельзя отрицать. Однако, нельзя утверждать, что переход на гринфилд-проекты привносит в современную модель образования одни лишь положительные моменты. Основными отрицательными факторами замены традиционных университетов на социальные платформы являются:
1. Реорганизация университетов. Есть вероятность, что понятие «университет» в классическом виде в будущем может утратить свой первоначальный смысл и принять совершенно новое понимание этого определения. К университету будущего не будет привязано какое-то конкретное здание в конкретном населенном пункте, имеющее огромный штат сотрудников. Вполне возможно, что с развитием дистанционных технологий обучения и их принятием обществом, университетом будущего будет обычный офис с небольшим штатом сотрудников, которые будут обслуживать серверы с данными для обеспечения постоянного доступа студентов во всем мире к курсам по выбору, заранее записанным на видео со специалистами в определенной сфере деятельности. Co-learning центры, расположенные во всем мире, будут являться своеобразными филиалами таких университетов, придя в которые любой человек сможет уделить время своему образованию. Соответственно, в связи с возможностью такой реорганизации, пострадать могут и преподаватели. Из-за ненадобности иметь большой штат сотрудников, преподавательский состав будет подвержен сокращению, в конце концов сформировав такой коллектив, которого будет хватать для сопровождения курсов.
2. Несомненно, одним из наиболее важных отрицательных качеств такого образования является отсутствие личного контакта между преподавателем и студентом. В основном, преподаватель, создавший курс на базе какой-либо социальной платформы, лишь изредка заходит на свой курс, чтобы направить студентов в нужное русло. Всю поддержку, общение и сопровождение обеспечивают другие люди, принимавшие участие в создании курса. Да и трудно, а порой и невозможно, на самом деле, преподавателю сопровождать курс самостоятельно, так как людей, записавшихся на прохождение данной дисциплины может быть огромное множество.
3. Еще одним отрицательным моментом может являться получение сертификата студентом по успешному окончанию курса. На данный момент, пока действуют университеты классического типа, не все из них готовы принимать полученные студентами сертификаты о прохождении онлайн курса и перезачитывать их на свои предметы. В связи с этим стоит вопрос о надобности получения данных сертификатов и возможности получения полноценного образования таким образом. Конечно, остаются курсы по интересам, для своего личного развития, но в большинстве своем такое прохождение курсов не нуждается в получении сертификата, что естественно невыгодно создателям курса с материальной стороны.

Что касается цифровых кочевников, то система получения образования через социальные платформы для них весьма приемлема. Самыми важными плюсами такого обучения для них будет отсутствие привязки к определенному географическому положению и возможность доступа к платформе в любое время и в любом месте. Основными рисками для номадов, да и не только для них, могут являться так называемые проблемы информационной перегрузки, проблема больших данных и информационной безопасности. Информационная перегрузка и проблема больших данных заключается в больших объемах необработанной, нефильтрованной информации, находящейся в свободном доступе, из-за чего вероятен исход перехода получения качественной информации к количественной. Основными потоками таких данных являются, конечно, социальные сети, с помощью которых может осуществляться доступ и к онлайн-курсам, например, через создание сообщества в социальной сети определенного курса, находящегося на МООК-платформе. С информационной безопасностью все более ясно. Проблема утечки личных данных была всегда и часто предпринятые меры безопасности могут быть недостаточными для защиты персональных данных.

МООК-платформы доступны для всех типов населения, будь то студенты, школьники, бизнесмены или айтишники. И цифровые кочевники, соответственно, являются представителями разных специальностей, а некоторые, возможно, и вообще не имеют высшего образования. В связи с этим нельзя конкретно указать, какие курсы номады предпочитают получать с помощью социальных платформ, однако, можно указать наиболее приоритетные из них:
1. IT сфера (создание, сопровождение сайтов, онлайн-проектов, web-дизайн, разработка приложений и т.д.);
2. Работа с новыми медиа (кочевники изучают курсы о данной сфере и пишут о путешествиях, создают путеводители и т.д., продвигая это все в соц.сетях и на других ресурсах, становятся блогерами);
3. Образование (получив знания в какой-то области знаний, кочевники в последствии зарабатывают на репетиторстве, создании сайтов о каких-либо аспектах научной и других видах деятельности и пр.);
4. Фотография (очень удобно и популярно среди номадов получить знание о фотосъемке и в последствии зарабатывать на этом);
5. И многое другое.

В помощь MOOК в мире развиваются элементы образовательной технологической системы, например:
— Системы управления учебным процессом LMS – выстраивание индивидуальных образовательных траекторий и планов, возможность оценивания результатов обучения. [12] Примером такой платформы является Moodle. С помощью данной платформы можно создавать и проводить курсы, проводить опросы и анкетирования, хранить информацию на базах данных и форумах, вести отчетную статистику по обучению, проводить оценку обучения и многое другое. [11]
— Экосистема поддержки нового образования, которая благодаря своим «фабрикам» по созданию контента, социальным сетям для преподавателей и студентов, системам анализа больших массивов данных позволяет непрерывно улучшать педагогические технологии и подстраивать учебный процесс под требования времени и конкретных учащихся.
— Новая инфраструктура образования, которая открывает доступ к этим самым массивам данных и новым образовательным возможностям – компьютеры, планшеты, смартфоны.

Все эти платформы постоянно совершенствуются и используют различные методы для привлечения и удержания аудитории: видео-лекции, презентации, т.н. геймификация, инструменты записи лекций, хранение и управление образовательным контентом, персонификация и уникальность образовательного процесса для каждого обучающегося, доступ к данным эффективности контента и пользователя, действиям пользователя, доступ в любое время и с любого мобильного устройства, имеющего доступ в интернет и многое другое.

Несомненно, в России направление социальных платформ тоже развивается. Началось это развитие в 2013-2014 году, с создания платформ «Лекториум» и «Универсариум», далее за ними начали появляться «UNIWEB», «Открытое образование», «Stepic». Конечно, внедрение МООК в российскую рельность не обходится без проблем. В основном это проблемы создания курсов авторами и проблемы самоорганизации, мотивации и контроля самих студентов. Что касаемо авторов, то здесь все понятно: необходимо адекватно настроить систему взаимооценивания, установить ясные критерии оценки работ, сопровождение курса; важно уметь заинтересовать студента, для чего нужны неплохие актерские данные; необходимо каким-то образом уложить целую лекцию в 5-10 минутный ролик, что является весьма трудной задачей.

У обучающихся все сложнее. Здесь главными проблемами являются: различный уровень подготовки учащихся (возраст, менталитет, уровень образования и культуры); умение планировать свое время, рефлексировать по результатам обучения, самоорганизация; необходима достаточная цифровая и информационная компетентность; мотивация обучающихся. [7]

Кончено, это проблемы не только российских онлайн-платформ, но и зарубежных. И каждый использует свои методы для решения этих проблем, в основном, конечно, налаживание сопровождения студентов по мере их обучения. Но, нужно отметить, что все же большая часть проблем должна решаться самими участниками образовательного процесса: необходимо правильным образом настраивать диалог и мотивировать себя работать и развиваться в нужном направлении.

Подводя итог всему вышесказанному, можно сделать вывод, что формирование социальных платформ образования близко к завершению. Несомненно, не обойдется без постоянных изменений, но сам «скелет» такой формы получения образования уже почти сформирован. Есть вероятность, что следующим шагом развития будет являться, как уже было отмечено, замена классического понятия университет и изменение самого формата работы высших учебных заведений в виде реформы образования [6], либо появление какого-либо интегрирующего проекта или стартапа, который объединит в себе все элементы нового образования. Возможно даже, что образовательные платформы будут схожи с такими гигантами как Facebook, Google, Яндекс или Вконтакте, только в области образования. И, несомненно, такой тип получения образования устроит еще большую часть населения земного шара, так как отсутствие какой-либо привязки к определенному местоположению освобождает любого человека от рамок перемещения по миру.

Научный руководитель — Глухов Андрей Петрович, кандидат философских наук, доцент кафедры социальных коммуникаций НИ ТГУ.

Список литературы
1.Connect-Universum-2016: Цифровое кочевничество как глобальный и сибирский тренд. Кафедра социальных коммуникаций. Томский Государственный Университет. URL: pr.tsu.ru/news/804/ (дата обращения: 11.03.2016)
2.Артемов С. Большие данные = большая проблема? // ИТ-портал компании «Инфосистемы ДЖЕТ». Jet Info. №6. 2012. URL: www.jetinfo.ru/stati/bolshie-dannye-bolshaya-problema
3.Бодрова Е.В., Никитина С.Б. Кризис системы образования. Поиск новой парадигмы образования на рубеже ХХ-ХХI веков // Открытая кафедра профессора. 2009. URL: www.mosgu.ru/nauchnaya/publications/2009/professor.ru/ (дата обращения: 11.03.2016)
4.Глухов А.П., Окушова Г.А. Мигранты как маргинальный тип цифровых кочевников: воспроизводство этнонациональной идентичности мигрантов из центральной Азии в социальных сетях. // Connect-Universum. Blog by admin. 2015. URL: connect-universum.tsu.ru/blog/882.html
5.Голунов. Н.Н. Мировые тренды в образовании. Стратегия развития «Гринфилд» и «Браунфилд». // Национальный Исследовательский Российский Государственный Университет Нефти и Газа им. И.М.Губкина. 2014. URL: www.gubkin.ru/departaments/educational_activities/advanced_training/retaining_effective_teachers/Develop/Greenfield&Banfield.pdf (дата обращения: 13.03.2016)
6.Княгинин В.Н. Реформа профессионального образования в современно России. // Некоммерческий институт развития. 2008. URL: www.fondgp.ru/lib/chteniya/xiv/mat/17 (дата обращения: 15.03.2016)
7.Лебедева М.Б. Массовые открытые онлайн-курсы как тенденция образования. // Человек и образование. №1. 2015. С.105-108
8.Мировой студент. Что такое МООК? URL: www.mirovoystudent.ru/what-is-mooc.html (дата обращения: 15.03.2016)
9.Можаева Г.В. МООК – новые возможности для развития дополнительного профессионального образования. // Дополнительное профессиональное образование в стране и мире. №1. 2015. С. 5-9
10.Предпосылки для смены образовательного «ландшафта» // Эпоха «гринфилда» в образовании. Сколково. Московская школа управления. 2013. С.3-9
11.Рекуклет. Платформа для Learning Management System. URL: rekuklet.ru/blog/information_systems/1012.html (дата обращения: 13.03.2016)
12.Рощин С.Ю. Новые образовательные стандарты, технологии и методики преподавания. Как работать с LMS. Демонстрация возможностей новой системы. // Справочник учебного процесса НИИ ВШУ. Система управления учебным процессом. URL: www.hse.ru/studyspravka/lms (дата обращения: 13.03.2016)
13. Сысойкина М. Как измерить эффективность социальной платформы? // Блог 24. Говорим о работе, делимся советами. Разбираем ошибки. 2013. URL: blog.bitrix24.ru/how-to-measure-the-effectiveness-of-the-social-platform/
  • 0
  • 0

(0) (0) ()

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.