Connect-Universum-Junior-2015: Накинуть «шкуру медиа» и сойти за своего: как учить цифрового кочевника

Connect-Universum-Junior
Надежда Сак
Национальный исследовательский Томский государственный университет

Мир меняется вокруг нас постоянно и с невероятной скоростью. Появляются новые цели, потребности, профессии и новое отношение к образованию. Студенты университетов постоянно меняют свою культуру речи, стиль одежды, образ проведения досуга, это происходило и многими поколениями ранее.

Произошел большой взрыв, изменив вещи столь фундаментально, что нет абсолютно никакой возможности вернуться к старой жизни. И все это произошло под влиянием мгновенного распространения цифровых технологий в последние десятилетия 20-го века.

Раньше нужные книги было не так просто достать, их нельзя было с легкостью взять в библиотеке и уж тем более скачать через интернет. И студент шел на лекцию чтобы получить новую информацию. Но когда на данном этапе информация стала такой доступной и нынешнее поколение профессионально плавает в просторах интернета, то нужен ли такому студенту классический преподаватель? Целью статьи является поиск ответа на вопрос кто и как должен обучать современного студента.

Еще в 2001 году в статье руководителя американской компании Games2train, известным оратор, писателем, консультантом и конструктор в области образования и обучения Марка Пренски (Marc Prensky) говоря о современном ученике и преподавателе вел термины «цифровые аборигены» (digital natives) и «цифровые иммигранты» (digital immigrants) [3]. Образная аналогия с освоением новых территорий, говоря о пространстве интернет, разбиралась и многими другими учеными, в том числе в Европе и в России (например, Я. Быховский, Е. Патаракин, А.Ю. Уваров). Речь идет о сравнении готовности к использованию современных технологий молодым поколением, выросшим в электронной среде компьютерных игр, сотовых телефонов, медиаплееров и цифровых фотоаппаратов (родившихся после 1980 года), и людьми старшего поколения, испытывающих различные проблемы в их уверенном освоении [2].

Современные учащиеся выросли, пользуясь всеми благами цифровой эпохи. Они привыкли прежде чем подумать «прогуглить», у старшего поколения не было такой возможности.

Подобная проблема рассматривалась в книга «Расти в цифровую эпоху: появление сетевого поколения» – это книга-исследование, в которой Д. Тэпскотт с положительной стороны молодых людей, использующих новые цифровые технологии[4]. Оригинальность книги в том, что она была создана с помощью Интернет в сотрудничестве с сотнями взрослых и совсем молодых респондентов- «соавторов», живших на всех шести континентах Земли и состоявших в электронной переписке с автором – Д. Тэпскоттом. Многие тезисы книги были предварительно обсуждены на интернет-форумах и специально созданном, очень информативном и доступном для всех возрастов сайте.

Среди множества интервьюируемых он нашел тех, кого назвал в своей книге «образцами» (идеалами) N-Generation. Это молодые люди, для которых важнейшими ценностями являются самостоятельность и независимость от кого-либо, хорошее образование, право на неприкосновенность частной жизни и свободу слова, невозможность расовой дискриминации, эмоциональная поддержка со стороны родителей, гражданская ответственность. Эти цифровые аборигены стремиться к развитию и самообразованию, и они получают его через интернет. Но разве может онлайн пространство заменить преподавателя и классическое обучение в университете?

Марк Бауэрлейн, автор книги «Самое тупое поколение: как электронная эпоха создает поколение глупых американцев и подвергает опасности наше будущее» (2008) [1], на примере американской молодежи утверждает: несмотря на все возможности, которыми обеспечила Сеть молодое поколение, молодежь не стала ни более образованной, ни более знающей и т.д. Конец ХХ – начало XXI в. стало достаточно удачным, оптимистичным временем, которое обеспечило молодежь деньгами и гражданскими правами. Но Интернет, который, казалось бы, должен был расширить границы разума, наоборот, сузил сознание молодых людей до границ их собственного социального круга. Весь мир вошел к ним через Сеть, избавив от необходимости «выходить в мир». Их разум отказывается от культурного наследия всего мира, они занимаются перепостом (заимствованием) текстов, картинок, видео и т.д. [5] При всём этом М. Бауэрлейн уточняет, что его негативные оценки не распространяются на поведение и ценности молодых американцев, но только на их интеллектуальные способности. Не говорит ли это о том, что современному студенту обязательно нужен контролируемый образовательный процесс, в котором будут курировать его научную деятельность? Так кем должен быть этот человек-куратор и как он должен обучать «нового» студента?

Цифровые аборигены и цифровые иммигранты совершенно по-разному мыслят, и могут по-разному воспринимать одну и туже информацию. Марк Пренски утверждал: «Студенты радикально изменились. Это не те люди, для которых была разработана наша система образования. Сегодняшние студенты не просто изменили свой сленг, одежду, способы украшения тела, стиль, как это было между предыдущими поколениями. Имеет место реальный разрыв поколений… В том, как сегодняшние студенты думают и обрабатывают информацию, они принципиально отличаются от своих предшественников. Эти различия идут гораздо дальше и глубже, чем большинство педагогов подозревают» [5].

Цифровые аборигены любят получать информацию очень быстро. Любят многозадачность и параллельные процессы, тексту предпочитают визуальный рад. Важным вещам и серьёзным заданиям они предпочитают игры и веселье.
Но цифровые иммигранты не считают правильным такой формат учебы просто потому, что они к нему не приспособлены. Цифровые иммигранты не могут смотреть телевизор, читать книгу и вести переписку одновременно. Они к такому не привыкли. Их формат- классическое обучение. А цифровые аборигены выросли, обучаясь с «Улицей Сезам», «Телепузиками» и «Мики Маусом».
Если цифрового аборигена оставить один на один с интернетом, будет ли он обучаться? Будет ли его самостоятельное обучение по качеству равное классическому университетскому образованию?

Что бы выяснить это был проведен социологический опрос, в котором студентам Томского государственного университета были заданы вопросы
1) Как ты считаешь нужно ли ходить на лекции и слушать преподавателя или этот проще весь этот материал изучить дома из интернета?
2) Смог(ла) ли бы ты обучаться на дому самостоятельно с помощью интернета?
Ответы были самыми разными, но 90% ответили, что не смогли бы обучаться самостоятельно. Еще самым популярным был ответ о том, что, заходя в интернет отвлекаешься на большое количество не важной информации. И это замедляет рабочий процесс, студент не может сосредоточиться на учебном процессе становясь пассивнее. В стенах университета он лишен удобства и некоего «домашнего уюта» работа сразу идет продуктивнее. Не смотря на огромное количество информации в интернете нужен человек, который будет регулировать ход учебного процесса и контроля полученного знания. Педагогам, цифровым иммигрантам, придется переучиваться и осваивать новые образовательные технологии.

Стоит вернуться к статье Марка Пренски и согласиться с его мнением о том, что нужно пересмотреть и методику, и содержание и адоптировать под цифрового аборигена. [3]

Говоря о методике- цифровой, иммигрант должен изменить навык мышления, не много убрать логики и приблизить его к клиповому мышлению. Так же нужно изменить содержание. М. Пренски разделял контент “Прошлое”и контент «Будущее». Контент “Прошлое” включает в себя чтение, письмо, арифметику, логическое мышление, понимание текстов и идей прошлого и т.д. все из нашей «традиционной» учебной программы и сохранить это очень важно. Контент «Будущее» в значительной степени, что неудивительно, является цифровым и технологическим. Но в той же мере, в какой он включает программное и аппаратное обеспечение, робототехнику, нанотехнологии, геномику и т.д., он также предполагает этику, политику, социологию, языки и другие связанные с этим науки. Пример из статьи М. Пренски «Не так давно группа ученых продемонстрировала в моей компании новую систему автоматизированного проектирования (САПР), которую они разработали для инженеров­механиков. Их разработка была настолько лучше существующих решений, что они понадеялись на то, что и инженерное сообщество сразу воспримет её с энтузиазмом. Но вместо этого они столкнулись с сильным сопротивлением, поскольку работа с системой потребовала чрезвычайно интенсивного процесса обучения программа содержала сотни новых кнопок, настроек и функций.

Однако маркетологи предложили блестящую идею. Заметив, что инженеры пользователи САПР почти все были мужчинами между 20 и 30, они сказали: «Почему бы не организовать обучение в виде игры!» И тогда мы придумали и создали для них компьютерную игру «стрелялку» в стиле Doom и Quake, под названием «Заговор гаечного ключа». Игрок становится межгалактическим секретным агентом, который должен спасти космическую станцию от нападения злодея Доктора Гаечного Ключа.

Единственный способ победить его использовать САПР, с помощью которого учащийся должен создать инструменты, починить оружие и обезвредить ловушки. Игра состоит в том, что игрокам даётся один час игрового времени плюс 30 дополнительных «задач», которые могут занять от 15 минут до нескольких часов в зависимости от опыта (уровня) обучающегося.

«Заговор гаечного ключа» позволил феноменально успешно в привлечь молодых людей к изучению программы. Эта игра теперь широко используется студентами инженерных специальностей по всему миру, в неё играло более 1000000 человек на нескольких языках. Но насколько легкой была игра для моих сотрудников цифровых аборигенов, настолько трудным её содержание оказалось для преподавателей, которые привыкли к курсам, начинающимся с «Урок ПЕРВЫЙ: Интерфейс”. И тогда мы поручили им создать серию дифференцированных заданий, в которых отрабатывались бы необходимые навыки. Преподаватели сделали 5­10­ти минутные фильмы, иллюстрирующие ключевые понятия; мы попросили сократить ролики до 30 секунд. Преподаватели настаивали, чтобы учащиеся делали все задания по порядку; мы просили их организовать нелинейный произвольный (“рэндомный”) доступ. Они хотели работать в размеренном академическом темпе, мы хотели скорости драматизма (для этого мы наняли сценариста из Голливуда). Они хотели письменных инструкций; мы хотели компьютерных фильмов. Они хотели традиционного педагогического языка, формулировок „целей обучения“, „знаний, умений, навыков“ и т.д. (например, „в этом упражнении вы узнаете ..); наша идея состояла в том, чтобы полностью исключить любой язык, который напоминал бы о традиционном образовании.

В конце концов, преподаватели и их сотрудники блестяще справились, но из­за большой перестройки сознания, которую им пришлось пережить, им потребовалось вдвое больше времени, чем мы ожидали. Как только они увидели, что этот подход работает, новая методика цифровых аборигенов стала для них моделью для построения обучения, как в играх, так и вне их, а скорость разработок быстро росла.»[3]

Что бы обучать цифрового аборигена нужно занятие превратить в игру, добавить огромное количество визуального ряд, цифровой абориген должен быть полностью вовлечен в работу.
Таким образом, несмотря на то, что сейчас происходить «электронная эволюция» социума, обучение цифрового аборигена должно проходить в стенах университета. Во время занятий студент не просто получает определенный знания, он рефлексирует и делиться своими мыслями с коллегами, получает обратную связь. Это так же помогает строить взаимоотношения и общаться в социуме. Если педагоги, цифровые иммигранты, действительно хотят учить цифровых аборигенов им придётся меняться и менять формат обучения на более эффективный.

Окушова Гульнафист Алтаевна, доцент кафедры социальных коммуникаций ФП ТГУ. Кандидат философских наук, доцент.

Список литературы
1. Бауэрлейн М. «Самое тупое поколение: как электронная эпоха создает поколение глупых американцев и подвергает опасности наше будущее» (2008)
2. Палфкай Д., Gasser U. Born Digital: Understanding the First Generation of Digital Natives. NY, 2008
3. Пренски М. Digital Natives, Digital Immigrants // On the Horizon. MCB University Press: Vol. 9, N 5. October, 2001.
4. Тэпскотт Д. «Расти в цифровую эпоху: появление сетевого поколения»
5. Носова С.С., Кужелева-Саган И.П. «МОЛОДЕЖЬ В СЕТЕВОМ ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАТИВНОМ ОБЩЕСТВЕ: ЗАРУБЕЖНЫЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ ПРОБЛЕМЫ» Рег. № 6.4804.2011
  • 0
  • 0

(0) (0) ()

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.