Ключевые спикеры / Урманбетова Ж.К.
 

Урманбетова Ж.К.


Урманбетова Жылдыз Карыбаевна

Доктор философских наук, профессор. Профессор отделения философии гуманитарного факультета Кыргызско-Турецкого университета «Манас». Председатель, член экспертной комиссии по философским, политическим и социологическим наукам Национальной аттестационной комиссии КР (1998-2015), член Философского общества России. Автор пяти монографий, среди которых: «Демократия в Кыргызстане: проблемы и перспективы» (Palmarium Academic Publishing, Saarbrücken, 2014), «Истоки и тенденции развития кыргызской культуры» в соавторстве (Бишкек: Илим, 2009), «Философия культуры» (Бишкек: Илим, 2000).


ОБРАЗОВАНИЕ::

Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова, философский факультет.


ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ОПЫТ:

  • Приглашенный ученый Средиземноморского университета (Анталья, 2015);
  • Приглашенный исследователь Международного центра ученых им.В.Вилсона, Институт Кеннана (Вашингтон ДС, 2013);
  • Приглашенный исследователь программы Фулбрайт в Колумбийском университете, Институт Гаримана (Нью-Йорк, 2009-2010);
  • Профессор-исследователь Стокгольмского университета, отделение политических наук (Стокгольм, 2003).

ТЕМА ДОКЛАДА:

Традиционные номады Центральной Азии и современные цифровые кочевники.


АННОТАЦИЯ:

Феномен номадизма в современности испытывает своего рода ренессанс, о чем свидетельствуют многочисленные исследования и возникновение такого явления, как цифровой кочевник. С чем это связано, в чем сходство и различие между традиционными номадами и современными людьми, предпочитающими удаленную работу и именуемыми цифровыми кочевниками? На первый взгляд, это образ жизни – свободные перемещения вне пространственных ограничений. Однако основную содержательную нагрузку должна играть специфика образа мышления, проекцией которого и является образ жизни. В чем особенность традиционного кочевого сознания, сформированного на просторах Центральной Азии и обусловившего особый способ бытия, противоположный оседлому образу жизни? В чем сущность номадизма? И какова взаимосвязь между номадизмом как историческим феноменом и цифровыми кочевниками, проецирующими современную ипостась номадизма? Актуальность данных вопросов очевидна, учитывая неуклонный рост количества цифровых кочевников и неугасаемый интерес к самому феномену номадизма в эпоху глобализации.

Дигитальные номады или цифровые кочевники – явление исключительно современного мира. Само название - «цифровые кочевники» – уже свидетельствует о технико-технологической детерминации данного феномена, отражая современный уровень развития мира цивилизации. «Дигитальный номад» проецирует феномен номадизма в смысле современной метафоры как свободы без ограничений, т.е. это современный бренд, понятийная инновация,символизирующая собой свободу без границ. Это продукт глобализации, и в этом отношении свобода как универсальная ценность «упаковывается» в виде современного кочевья. Это первая интерпретация термина «цифровые кочевники».

Наряду с этим можно говорить и о второй интерпретации, более глубоко проникающей в сущностное значение номадизма. В этом отношении цифровой кочевник – это тот, кто избирает свободу не только как возможность располагать своим временем, но и более глубоко – как возможность совершенно иного восприятия этого мира и своего места в нем, т.е. кочевье не только как образ жизни, но в первую очередь, как образ мышления. В этой связи поиска ответов требуют следующие вопросы: насколько в этом смысле дигитальный номад соотносим с классическим номадом? Насколько метафора соответствует исконному историческому феномену?