Спикеры / Шибаршина С.В.
 

shibarshina


Шибаршина Светлана Викторовна

Кандидат философских наук (онтология и теория познания).

Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского, кафедра философии, старший преподаватель. Переводчик-фрилансер.


ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ И НАУЧНЫЕ ИНТЕРЕСЫ:

Философия и методология науки; эпистемология социально-гуманитарных наук; социальная философия; философия языка; научная журналистика, популяризация науки; философия традиционных культур.


ПРЕПОДАВАЕМЫЕ ДИСЦИПЛИНЫ:

История и философия науки; История философии; Philosophy and Methodology of Scientific Knowledge (курс на англ. яз.).


ОБРАЗОВАНИЕ:

  • 2013 – аспирантура по специальности «Онтология и теория познания», ННГУ им. Н.И. Лобачевского;
  • 2004 – журналист-переводчик, НГЛУ им. Н.А. Добролюбова.

АКАДЕМИЧЕСКАЯ И ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ КАРЬЕРА:

  • С сентября 2015 по наст. вр. – старший преподаватель кафедры философии ННГУ им. Н.И. Лобачевского;
  • C 2004 по наст. вр. – переводчик-фрилансер;
  • Февр. – июнь 2015 – ассистент кафедры истории, методологии и философии ННГУ им. Н.И. Лобачевского;
  • 2014 - защита кандидатской диссертации на тему «Специфика выдвижения и развития гипотез в социально-гуманитарных науках».

КЛЮЧЕВЫЕ НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ:

Автор 17 научных публикаций, из них 11 по проблемам эпистемологии социально-гуманитарных наук.

  • Гипотеза в социально-гуманитарных науках // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского: Серия Социальные науки. – 2011. – № 2 (22). – С. 124-129;
  • «Внутренняя история» натуралистических гипотез А. Шлейхера и их значение для сравнительно-исторического языкознания // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2013. – № 12 (38): в 3-х ч. Ч. III. – C. 210-214;
  • Методологический анализ гипотез в лингвистике (на примере воззрений Б. Л. Уорфа // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского: Серия Социальные науки. – 2013. – № 3 (31). – С. 162-167.

УЧАСТИЕ В КОНФЕРЕНЦИЯХ (ВЫБОРОЧНО):

  • Всероссийская научная конференция «История и философия науки», Ульяновск, 2012. Тема доклада: «Проблема и ее множественные решения в социально-гуманитарных науках»;
  • II междунар. науч.-теорет. конф. «Актуальные проблемы развития мировой философии», 14-16 февраля 2013 г., Астана, Казахстан. Тема доклада: «Особенности выдвижения и проверки гипотез в лингвистике»;
  • Ninth Annual International Conference on Philosophy, May 26-29, 2014, Athens: ATINER. Тема доклада: B. L. Whorf on Cosmos, Individual and Language;
  • VII Российский философский Конгресс «Философия. Толерантность. Глобализация. Восток и Запад – диалог мировоззрений», Уфа, 6-10 октября 2015 г.). Тема доклада: «Автохтонная наука» и проблема субъект-субъектного подхода в познании природы.

ТЕМА ДОКЛАДА:

«Стабильная нестабильность» как внутренняя зона комфорта цифрового кочевника.


АННОТАЦИЯ:

В статье рассматривается проблема нестабильности в жизни и мироощущении цифрового кочевника. В рамках традиционно оседлого подхода нестабильность кочевой жизни часто оценивается негативно как отсутствие устойчивости, предсказуемости, контроля, гарантии безопасности. Шаг в неизвестность кочевой жизни может расцениваться как своего рода прыжок в бездну. С точки же зрения цифрового номада, подобная нестабильность способна предстать как бездна возможностей. Примечательно, что, придерживаясь минимализма (минимум вещей, минимум ценового уровня, в рамках которого номад часто подбирает себе жилье, транспорт и т.п.), кочевник, тем не менее, способен получить удивительный максимум возможностей: помимо любимой работы, знакомства с новыми культурами, выбора подходящих в тот или иной сезон климатических условий и пр., номады умудряются даже стать родителями и при этом сохранять кочевой образ жизни.

Что же остается устойчивым и стабильным во внешне меняющемся мире, где пространственно-временные координаты становятся более размытыми и неопределенными? Прежде всего, на наш взгляд, способность цифрового кочевника самостоятельно организовывать свою пространственно-временную сетку, в том числе в плане распорядка дня. Далее, способность выстраивать внутренне стабильный мир через особое отношение к внешне изменчивому, которое будет восприниматься конструктивно – как возможность внутреннего развития. Номад формирует внутри себя свою особую личную стабильность, которая включает в себя самоорганизованность, гибкость, готовность к неожиданным изменениям и различным возможным условиям жизни (например, нестабильному Интернету), умение выжимать максимум пользы из времени. Интересно, что подобная стабильность подразумевает психологическую устойчивость как необходимое качество в жизни кочевника, а также устойчивую открытость к новым точкам зрения. Разнообразная жизнь кочевника может способствовать формированию целостности восприятия картины мира благодаря пониманию чужого уклада жизни. Подобное понимание возникает как раз в рамках присутствия, включенности (хотя временной и неполной) в чужой жизненный уклад.

В плане открытости миру цифрового кочевника можно в определенной степени сравнить с кочевыми культурами прошлого. Например, тюрки достаточно свободно переходили от исповедания одной религии к другим, демонстрируя особый динамизм традиционного мировоззрения, духовную независимость и при этом особую чуткость к другим культурным импульсам.

Минимализм цифрового кочевника также освобождает от лишнего в личной профессиональной истории, так как отсутствует жесткая необходимость создавать себе успешную историю традиционной карьеры, подобно тому, как кочевые культуры прошлого по сравнению с оседлыми культурами не создавали традиционной оседлой истории цивилизаций. Сущность их оставалась самотождественной, не затрагиваемой цивилизацией. Подобная самотождественность может рассматриваться как возможная сущностная составляющая внутренней стабильности цифрового кочевника.